Вахтанг Мгеладзе: Грузию ждет тяжелейший политический и экономический кризис

7272

Что происходит во внутренней политике Грузии и как будут складываться отношения властей и оппозиции после ареста лидера крупнейшей оппозиционной партии Ники Мелия, возможны ли внеочередные выборы и появится ли третий политический полюс – об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com аналитик Вахтанг Мгеладзе.

– Последует ли за арестом лидера оппозиционной партии «Национальное движение» Ники Мелия эскалация политического кризиса?

– Данный шаг как раз и был рассчитан на эскалацию напряженности, актуализацию протеста и что самое главное – на подрыв международной легитимации режима. Это же совершенно очевидно. Всем было ясно, что арест лидера крупнейшей оппозиционной партии вызовет критику со стороны Запада. Ведь, не секрет, что еще до ареста власти получали сигналы от европейских и американских партнеров, в том числе даже публичные. Кроме того, само по себе устранение из активной политики Ники Мелия не имело никакой политической целесообразности, так как никак не могло отразиться на работе партии. Зато штурм офиса партии не мог не вызвать громкий скандал. В итоге власти получили серьезный репутационный урон, как за рубежом, так и внутри страны. Забавно, но вызвав скандал на пустом месте, власти тут же пошли на уступки – призвали к диалогу и заявив о готовности отпустить оппозиционера под залог. Подобные дёрганья из стороны в сторону и панический драп-марш лишний раз подорвали доверие к власти уже среди ее сторонников. Так, что все это больше похоже либо на тотальную политическую неграмотность, либо на грубую игру в поддавки. Впрочем, вполне возможно наличие обоих факторов.

– Допускаете ли вы проведение досрочных парламентских выборов и когда они могут состояться?

– Не просто допускаю, а считаю, что досрочные выборы неизбежны и были запрограммированы еще задолго до прошедших выборов. Об этом будет объявлено уже весной. Но, лишь после начала третьей волны коронабесия. Сами же выборы пройдут не позднее осени 2021 года, что вполне логично. На осень и без того были намечены выборы – в органы местного самоуправления. Соответственно проводить эти выборы одновременно будет элементарно дешевле.

Думаю, что в Вашингтоне по поводу досрочных выборов уже давно существует двухпартийный консенсус. Недавняя пассивность т.н. международных фасилитаторов также имеет свои веские причины. Во-первых, разрешение грузинского кризиса решили сохранить в качестве приданного уже для новой администрации Белого дома. Во вторых, были учтены геополитические риски со стороны России. Расчет был сделан на то, что в решающий момент Кремлю будет уже не до Грузии. Это и внутренние социально-экономические проблемы в самой РФ, а также нехватка ресурсов ввиду эскалации конфликтов в других местах. Среди них – возобновление активных военных действией в сепаратистских регионах Украины, политический кризис в Армении, конфронтация между Арменией и Азербайджаном, а также проблемы в Сирии. Москва может попросту увязнуть во всем этом. Впрочем, наивно полагать, что этого не понимают и в Москве. Нужно быть полным профаном, чтобы не суметь просчитать элементарную комбинацию, хоть и многовекторную, но всего лишь на один ход вперед. Но, одно дело – оценка ситуации и прогноз, а второе – реальные возможности и приоритеты.

И, наконец третье и самое важное. Ко второй половине года уже всем станет очевидно, что Грузия столкнулась с тяжелейшим социальным, экономическим и системным кризисом. Кто-то должен быть назначен виновным за все это и этот кто-то – никто иной, как нынешний режим. Не случайно на пост премьер-министра был назначен Ираклий Гарибашвили. С одной стороны, он хорошо известен своими “кавалерийскими наскоками” на оппозицию. На деле это малоэффективная, но зато крайне важная тактика в деле поддержания в форме тлеющий политический кризис. С другой стороны, уже давно разрекламированы его связи и симпатии к России. Это тоже значимый ньюанс. Особенно в свете какого нибудь, очередного демарша властей и игнорирования гневной реакции Запада. Тем самым, США и ЕС получат прекрасную возможность снять с себя ответственность, сославшись на то, что социально-экономический кризис целиком и полностью лежит на совести безответственных местных властей. Это позволит Западу не только сохранить лицо и контроль, но и очень серьезно сэкономить. Ничего личного. Чистый прагматизм. А кто сказал, что политика, а тем более геополитика – это благотворительность? Впрочем, своя логика в этом прагматизме тоже есть. Весь прошлый год система находилась под “аппаратом искусственного дыхания”. Все ресурсы были направлены на поддержку показателя ВВП, уровня кредитоспособности, поддержку корпоративного и банковского сектора, а также покрытие бюджетного дефицита. В итоге, соотношение внешнего долга к ВВП подскочило до рекордных значений. В условиях же шокового спада ВВП эти значения станут уже критическими.

За прошлый год реальные сектора экономики, а также малый и средний бизнес были фактически разгромлены. Выжили только лишь структуры т.н. зомбиэкономики и госсектор. Но двухкратное снижение уровня внешних заимствований в 2021 году, а также падение котировок и рейтингов вскоре потопит и их. Конечно, можно было бы бросить еще несколько миллиардов долларов и не отключать “аппарат” и во второй половине года. Но чего бы этим добились? Решение накопленных проблем просто было бы отложено, но от этого они лишь заметно бы возросли. Дело в том, что существующая экономическая модель себя полностью исчерпала. Это часть глобального процесса “Великого обнуления”. Во всем мире полным ходом идет снос отжившей системы. Поэтому возвращения Грузии обратно – к ситуации до 2020 года уже не будет. Не стоит напрасно строить иллюзий. Чем раньше наступит крах, тем быстрее начнется и восстановление. Просто это восстановление будет уже в новой реальности, в качественно иной парадигме, со своими правилами игры. Но это уже другая тема, заслуживающая отдельного разговора.

– Насколько оправданным является бойкот парламентской работы оппозицией?

– Это единственно верный шаг, который оппозиция могла предпринять в создавшейся ситуации. Данный прием был изначально рассчитан на затяжной политический кризис. Никто и не ожидал скорой капитуляции режима. Если оппозиция пошла бы на компромисс, то она бы окончательно оттолкнула от себя протестный электорат. С другой стороны, компромисс бы означал, что оппозиция должна разделить с властью всю полноту ответственности за происходящее в стране. Но оппозиция заняла заведомо выигрышную позицию. Она осталась на улице. Сейчас ей нужно лишь набраться терпения и вскоре “река времени вынесет течением тела ее оппонентов”. Время работает против власти. Любой. Даже самый популярный и авторитетный режим не устоял бы перед предстоящими испытаниями. Нынешний режим, уже практически полностью исчерпавший свой ресурс к таковым не относится. Иными словами, вскоре сами обстоятельства вышвырнут власть на улицу и именно там ее и нужно будет подбирать.

– Согласно некоторым опросам рейтинг правящей партии в последнее время вырос, а поддержка оппозиции наоборот упала. Насколько это реально?

– Не стоит серьезно рассматривать подобные “исследования”. Во-первых, в силу методологии они крайне не точны, а во вторых зачастую явно ангажированы. Конечно, рейтинг правящей партии может расти, но только лишь вниз. Что же касается активности поддержки оппозиции, то она действительно могла упасть. Причина этого – сама модель политического противостояния. Народ требует результат и быструю развязку, а ее как раз пока не видно. Если рассматривать главные противоборствующие субьекты – “Грузинскую мечту” и “Национальное движение”, то если первое – это уже вчерашний день, то второе – день даже позавчерашний. В стране никак не прижилась двухпартийная система. Тем более, что обе партии давно исчерпали свой ресурс. Вообще за последние годы народ сильно устал от этой “игры в пинг-понг”. Более того, на сегодяшний день весомым доверием и поддержкой не пользуется весь политический класс, как таковой. И, все лишь указывает на то, что в обозримом будущем эта тенденция будет набирать обороты. Впереди – серьезный кризис доверия к элитам и пересмотр 30-летней социально-экономической модели.

– Как вы считаете, появится ли в Грузии третья политическая сила в ближайшее время?

– В прямом смысле этого слова в ближайшее время это исключено. Главная причина в том, что силой это назвать не возможно. Впрочем, как и две предыдущие. Тут все совсем наоборот. В условиях высокой турбулентности следует ожидать фрагментации политического спектра. Тем самым, политический рельеф будет представлять собой массу мелких и средних субьектов. Тут как бы всё по принципу: все против всех. Но в этом есть своя логика. Только максимально широкое политическое представительство сможет запустить механизмы балансировки, необходимые для контроля в условиях кризиса доверия. Будут восстребованы коалиционные конструкции. Конечно, это временные схемы. Зато это дешевле, быстрее и в текущей обстановке намного эффективнее, чем формирование полноценных центров силы. Вообще же центры силы могут быть созданы только лишь лидерами совершенно новой формации и лишь после окончательного демонтажа старой системы.

– Недавно Бидзина Иванишвили во второй раз заявил о своем уходе из политики. Зачем он опять ушёл в тень и начал переоформлять свои активы? Может ли он вновь появиться в политике?

– Думаю, что еще раз появиться в грузинской политике Бидзине Иванишвили хотелось бы меньше всего. Это ему точно не нужно и означало бы лишь одно – что-то у него пошло совсем не так, как планировалось. Конечно, в сказку про то, что он де-факто ушел из политики никто не верит. Он по-прежнему является кукловодом нынешнего режима. Его возвращение в тень и камуфлирование активов – всего лишь попытка снять с себя личную, политическую ответственность и “застраховать” свое имущество. Вероятно в обозримом будущем он покинет не только грузинскую политику, но и грузинскую землю. Совсем не удивлюсь тому, что вскоре его новым пристанищем станет Франция.

– Есть ли политическое будущее у экс-премьер-министра Георгия Гахария?

– А почему бы и нет? Он вовремя успел выскочить из падающего в обрыв поезда. Иначе ему сейчас пришлось бы играть ту незавидную роль, которая уготована Ираклию Гарибашвили. Если Георгию Гахария и не суждено стать третьей силой, то третьей стороной его уже “назначили”. Причем, как власти, так и оппозиция. Обратите внимание, как его дружно начали топить с двух сторон. А ведь он еще не заикался о своих политических амбициях. Впрочем, к черному пиару ему не привыкать. Взять хотя бы “Гаврилиаду” – аккурат перед его назначением в премьеры. Тут можно вспомнить и озвучивание перлов из партийного месседж бокса по поводу т.н. “Сачхерской модели развития”. К его достоинствам можно отнести масштабность мышления, опыт администрирования, навыки политического анализа, организаторские способности и лидерские качества. Не могу сказать, что доволен результатами его работы на посту премьера. Однако с учетом “игроков сборной Бидзины Иванишвили”, не трудно предположить, что при ком-то другом результат был бы намного хуже.

Беседовал Иракли Чихладзе, специально для newcaucasus.com

Фото из архива В.Мгеладзе