Азербайджан-Армения: Брюссельско-Сочинский передел

1799
Фото www.rbc.ru

В ноябре текущего года исполнился ровно год с подписания Заявления между лидерами Армении, Азербайджана и России о прекращении огня в Нагорном Карабахе. Однако практически сразу после годовщины подписания документа, на границе между двумя странами произошли боестолкновения в районе горы Цицернакар. В итоге боев имелись убитые и раненные с обеих сторон. Политическим результатом ноябрьских боестолкновений стали переговоры Алиева, Пашиняна и Путина, которые прошли 26 ноября в Сочи, а также Брюссельские переговоры между Алиевым, Пашиняном и председателем Евросоюза Шарлем Мишелем 15 декабря этого года.

В официальных итоговых бюллетенях публиковалось, что стороны на двух встречах обсуждали проблемы делимитации и демаркации границы, разблокировки коммуникаций и экономические соглашения между сторонами. Но, как представляется, главным вопросом, который обсуждался в Сочи и в Брюсселе стал вопрос о разблокировке и строительстве коммуникаций, которое соединят Нахичевань и остальной Азербайджан. То, что последний год журналисты и политологи называют Зангезурским коридором.

Сочинские коммуникации

Российский эксперт, кандидат исторических наук Александр Скаков считает, что действительно вопрос разблокировки и строительства новых транспортных коридоров стал важнейшим на встрече глав государств в Сочи. И он превалировал над вопросами делимитации и демаркации границ между Арменией и Азербайджаном. При этом эксперт Армянского Института международных отношений и безопасности (АИМОБ) Рубен Меграбян в разговоре с обозревателем NewsCaucasus.com подчеркнул, что вопрос восстановления коммуникаций на Южном Кавказе – предмет особого интереса России, успешное разрешение которого она сейчас усиленно продвигает. Однако азербайджанский политолог Рауф Миркадыров не склонен переоценивать интересы Москвы в этих проектах.

«Вряд ли Россия заинтересована в их финансировании, – рассказал Миркадыров, – Москве от них, по большому счету, ни жарко ни холодно».

А армянский политолог Грант Микаелян отмечает, что в Армении существуют опасения, что открытие коридора, который свяжет не только Азербайджан с Нахичеванью, но и с Турцией, вряд ли будет содействовать урегулированию армяно-азербайджанского конфликта.

«В Армении распространено мнение, что контрагенты могут воспользоваться наличием коридора или аргументацией о его наличии ради дальнейшей реализации силового сценария, а постоянные отсылки руководства Азербайджана и лично Алиева к Сюнику только подтверждают их», – особо подчеркнул Микаелян.

Брюссельский антураж

Однако не менее интересным итогом Сочи, стала фактически анонсированная Владимиром Путиным в Сочи, брюссельская встреча Пашиняна и Алиева с высокопоставленным еврочиновником Шарлем Мишелем. Что само по себе не могло не вызвать повышенный интерес. Грант Микаелян видит в Брюссельской и Сочинской встречах конкуренцию форматов урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. А по мнению Александра Скакова, Евросоюз действительно старается перехватить инициативу, переведя переговоры в «некий минский или постминский формат, где роль России могла бы быть нивелирована». Рауф Миркадыров, тем не менее, кроме конкуренции видит и позитивную роль Евросоюза в решении южнокавказского конфликта.

«Но единственным действенным модератором налаживания взаимоотношения между Арменией и Азербайджаном на данный момент все-таки остается Россия», – подчеркнул Миркадыров.

Рубен Меграбян также считает, что политические усилия Евросоюза в Брюсселе не были направлены на попытку вытеснить Москву. Наоборот, армянский журналист видит взаимодополняемость Сочинского и Брюссельского треков в процессе армяно-азербайджанского урегулирования и конвергенцию усилий Москвы и Брюсселя.

«Конечно, есть некоторая конкуренция, но это именно та конкуренция, усилия которой способствуют большей эффективности в урегулировании, во всяком случае, по моему убеждению, Брюссель и Москва именно так смотрят на вещи. И сегодня на треке Южного Кавказа мы наблюдаем тот нечастый случай, когда Москва и Брюссель стремятся быть полезными друг другу. Южный Кавказ, естественно, от этого только выигрывает», – сделал особый акцент Меграбян.

Те же и Макрон

Там же, в Брюсселе, в рамках саммита Восточного партнерства Никол Пашинян и Ильхам Алиев встретились с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Вряд ли эта трехсторонняя встреча способствовала продвижению урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. Но сам факт, что Алиев пошел на встречу с Макроном, занимающим, как правило, проармянскую позицию, подчеркнул желание Алиева действительно урегулировать конфликт. При этом, по мнению Александра Скакова, встреча Макрона с южнокавказскими лидерами – это желание Франции вернуться в регион в качестве реального игрока. Впрочем, по мнению ученого, это нужно было делать раньше, во время военной стадии конфликта, когда единственным, кто смог реально вмешаться в конфликт, стала Россия. Которая теперь, именно в силу своевременности собственных действий, по мнению Скакова, и имеет статус главного модератора конфликта.

Азербайджанский политолог Рауф Миркадыров при этом отмечает, что не стоит сбрасывать со счетов и предвыборную кампанию, которая в скором времени ждет французского президента. Опять же, по мнению Миркадырова, Франция всегда, со времен Де Голля стремилась иметь особый статус в европейских и международных делах. Что Макрон встречей с Алиевым и Пашиняном лишний раз подчеркнул.

В принципе, по мнению Гранта Микаеляна, во встрече были заинтересованы все лидеры: Макрон для сохранения статуса одного из главных модераторов урегулирования, Алиев для того, чтобы снизить напряженность в отношениях с Францией, а Николу Пашиняну в принципе, любая внешнеполитическая активность нужна как фактор выхода из изоляции.

«И встреча с президентом Франции здесь очень кстати», – не сомневается, армянский политолог.

Делимитация и демаркация

Несмотря на то, что главной темой Сочинской и Брюссельской встреч стало обсуждение налаживания коммуникаций на Южном Кавказе, вторым важным вопросом, который обсуждался на обеих встречах, явились вопросы делимитации и демаркации границ между Арменией и Азербайджаном.

Рубен Меграбян, акцентируя внимание на том, что демаркация – это вопрос не одного года и даже нескольких лет, напомнил, что даже между Грузией и Арменией или Азербайджаном и Грузией – странами, между которыми друг у друга нет территориальных проблем, границы до сих пор полностью еще не демаркированы. Что уж говорить об армяно-азербайджанской границе – самой протяженной в регионе, ведь отношения между странами отягощены постсоветской историей и кровью, которая пролилась между народами.

При этом Грант Микаелян считает, что из-за того, что статус Нагорного Карабаха подвешен в воздухе, будут большие сложности с демаркацией границы между странами. Эксперт отмечает, что Азербайджан сейчас обладает более разработанным инструментарием, силовым аргументом и поддержкой Турции. Потому у него больше возможностей реализовать свою программу демаркации границы. Теоретически, по мнению эксперта, делимитация и вопрос Карабаха должны быть связаны, но на данный момент эти процессы рассинхронизированы. Александр Скаков, в свою очередь, приводит пример, что при крайне сложных отношениях между Россией и Грузией, граница между двумя странами демаркирована. Этот же опыт, по мнению ученого, имело бы смысл использовать и при демаркации армяно-азербайджанской границы.

Рауф Миркадыров особо отмечает, что российский президент пытается подтолкнуть и Баку, и Ереван к тому, чтобы они совместно обратились к Москве для запуска процесса делимитации границы. И Россия, тем самым, по мнению Миркадырова, – возьмет под контроль и расширит военную зону влияния.

Что касается полного урегулирования конфликта, то до этого этапа, по мнению Рубена Меграбяна еще далеко.

«Обе стороны конфликта должны быть готовы к этому. А в ближайшее время такой перспективы не видно, многие вопросы остаются в логике игры с нулевой суммой», – считает Меграбян. Однако, по мнению эксперта, большую роль в нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном может сыграть направление в предсказуемое русло армяно-турецких отношений.

«Я думаю, – говорит Рубен Меграбян, – что это создаст позитивную атмосферу в регионе, которая позволит как Армении, так другим региональным акторам диверсифицировать собственную политику. Что в определенной мере позитивно скажется на трансформации армяно-азербайджанского конфликта. Но это долгий путь, который государствам Южного Кавказа предстоит пройти совместно».

Кратко:

После встречи Алиева и Пашиняна и Мишеля в Брюсселе 15 декабря, через несколько дней стало известно о том, что правительство Армении планирует восстановить 45 км отрезка железной дороги Ерасх – Джульфа – Ордубад – Мегри – Горадиз. На восстановление дорог будет потрачено около $200 млн. долларов, заявил вице-премьер правительства Армении Мгер Григорян. При этом армянский высокопоставленный чиновник отметил, что железнодорожный маршрут будет действовать «по принятым международным правилам осуществления железнодорожных перевозок, на принципах взаимности, в рамках суверенитета и юрисдикций стран, по территориям которых он будет проходить».

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, со своей стороны, 18 декабря в интервью итальянской газете назвал плодотворной состоявшуюся в Брюсселе трехстороннюю встречу с премьер-министром Армении Николом Пашиняном и председателем Европейского совета Шарлем Мишелем. А также заявил, что к концу 2023 года железнодорожная ветка до границы с Арменией должна быть готова.

Сергей Жарков специально для NewCaucasus.com