Азербайджан и Армения: итоги 2023 года

2148

В историю непростых армяно-азербайджанских отношений 2023 год войдет особой строкой, годом, когда Азербайджан взял под свой контроль территорию Нагорного Карабаха полностью, после 30-летней истории конфликта. Однако, точно ли в 2023 году был достигнут полный финал? Точно ли с тотальным исходом карабахских армян, договорами о намерениях по транспортным коммуникациям через Иран и встречами межгосударственных комиссий на границе двух стран можно говорить о завершении конфликта? Вероятно, нет. Тем более, что последствия от недавних событий еще заметны и имеют влияние на политическую повестку двух стран. Попробуем разобраться в происходящем с помощью азербайджанских и армянских экспертов и политиков, в их мнениях на знаковые межгосударственные события 2023 года: Карабахский конфликт, транспортные коридоры, мирный договор.

Карабахский конфликт

Взгляд из Баку:

С окончанием боевых действий 20 сентября 2023 года и капитуляцией де факто властей Карабаха перед Азербайджаном встал вопрос обеспечения жилья для граждан, бежавших от военных действий Первой Карабахской войны в 80-90-е г.г. ХХ века (внутренних перемещенных лиц). По данным 1996 года, количество беженцев насчитывало 604 тысячи человек. Согласно официальным данным, на сегодня их число составляет более 800 тысяч человек. По разным данным, из них до конца 2023 года было запланировано переселить на территорию Карабаха от 10 до 25 тысяч человек.

Если говорить о семи районах Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха, то жилой фонд и инфраструктура этих территорий серьезно пострадали. Но, как отметил главный редактор издания Turan.az Шахин Гаджиев, здесь уже реализуются проекты в области сельского хозяйства, строятся школы, больницы, магазины. Еще в советские времена эти районы отличались рентабельным садоводством и животноводством. Сейчас в Кяльбаджарском районе заново возрождается отгонное скотоводство.

Стоит отметить, что журналисты критикуют официальный Баку за медленную интеграцию Карабаха в экономическую структуру Азербайджана. Однако глава Центра исследований Южного Кавказа, Фархад Мамедов в интервью Newcaucasus.com объясняет эту неторопливость не только большими разрушениями и необходимостью восстанавливать инфраструктуру заново, но и заминированными территориями на освобожденных землях. По мнению эксперта, на территориях, которые перешли под контроль Азербайджана в 2020 году, насчитывалось до 1 млн. мин, а после сентября 2023 года – еще не менее полумиллиона мин. При этом мины уже унесли жизни около 70 человек и было ранено более 300 человек, зачастую, рабочих, строителей, мирных жителей…

На вопрос, почему карабахские армяне ушли практически полностью из Карабаха, Фархад Мамедов выделяет два основных аспекта: первый – политико-идеологический; второй – практический. Политико-идеологический выражен в идеологии, которая де-факто была единственной в Нагорном Карабахе со времен Роберта Кочаряна, заявившего в 2003 году в Совете Европы, что армяне и азербайджанцы генетически не совместимы.

Политолог подчеркивает, что в Азербайджане этнический вопрос стоял по-другому: «Мы все эти годы в той или иной политической конфигурации, собирались и готовились жить в одном государстве вместе с карабахскими армянами. И наше отношение к национальному вопросу было соответствующим».

Второй важный аспект, по его мнению – это крах так называемой системы управления: «Все карабахские армяне, которые называли себя депутатами парламента, правительством Карабаха, вдруг исчезли. Обычные люди оказались брошенными на произвол судьбы, их в этой ситуации охватила паника. У армян была вера, что российские миротворцы не допустят прихода азербайджанцев. Но миротворцы не препятствовали проведению спецоперации 19-20 сентября. Первое, что стали просить армянские переговорщики на встрече в Евлахе – это бензин. А как только у них появился бензин от азербайджанцев, остатки системы власти рухнули. И начался массовый отъезд карабахских армян».

Шахин Гаджиев к сказанному добавляет, что важной причиной ухода армян стало то, что они не смогли осмыслить итогов поражения во Второй Карабахской войне 2020 года. И их позиция в отношении своего же будущего после 2020 года совершенно не изменилась. Они не искали форм решения конфликта. Тем самым причина, вызвавшая войну 2020 года, не была устранена и с такой позицией карабахских армян, новая военная операция была только делом времени. И как результат вооруженного столкновения 2023 года – полная деморализация карабахских армян и их решение покинуть Карабах.

Что касается пребывания российских миротворцев, то по мнению Гаджиева, как минимум до конца 2025 года (конца первого срока пребывания) нахождение российских миротворцев в Карабахе имеет смысл. Как для сохранения хороших отношений с Москвой, а также на тот случай, если карабахские армяне действительно начнут возвращаться в брошенные ими дома.

Взгляд из Еревана:

Армянский политический обозреватель Давид Степанян в интервью Newcaucasus.com говорит, что карабахские армяне, по сути, оказались брошены в Карабахе российскими миротворцами. По словам Степаняна, беженцы из Карабаха рассказывали ему, что миротворцы заходили в дома к армянам, советовали им уходить, уверяя, что защитят их… Но следом заходили азербайджанские военные, что, по мнению политолога, навевает на мысль о причастности миротворцев к уходу армян из Карабаха. И конечно, по мнению Степаняна, не обошлось без участия тогдашних властей Нагорного Карабаха. Возвращение карабахских армян, на его взгляд, возможно только под эгидой миротворцев ООН.

Армянский политик, заместитель председателя партии «Армянский национальный конгресс» Левон Зурабян считает, что возвращение карабахских армян в Нагорный Карабах исключено. По мнению политика, карабахские армяне вернутся только тогда, когда у них будет 100% гарантий безопасности.

«Сейчас таких гарантий официальный Баку не предоставит; Азербайджан задержал и не выпускает Рубена Варданяна, которого даже комбатантом трудно назвать, что тогда будет с обычными карабахцами, которые не имеют того влияния и возможностей, какие имеет Варданян, перед лицом азербайджанских властей?», – задается вопросом политик.

Левон Зурабян также сомневается в возможностях международного миротворческого контингента в каком угодно составе, даже если в него будут входить американцы. Азербайджан американских миротворцев, по мнению Зурабяна, в Нагорный Карабах просто не допустит, а влияние США на политические процессы на Южном Кавказе сильно переоценено нынешней политической властью в Ереване.

По мнению политика, упало влияние на Южном Кавказе и России, которая в лице собственных миротворцев не просто «не захотела» защитить мирное население Нагорного Карабаха, а не смогла, что в политике, как особо отметил Зурабян – «одно и тоже».

Транспортные коридоры

Взгляд из Баку:

По мнению Шахина Гаджиева, в вопросах транспортных коридоров Армения проиграла стратегически, когда Ереван отказался от выполнения достигнутых в заявлении от 9 ноября 2020 года договоренностей по открытию дорог в Лачине и Зангезурском коридоре. По его словам, армянская сторона надеялась, что Лачин останется под контролем россиян, а в Зангезуре Армении ничего делать не нужно. В итоге правительство Никола Пашиняна, как и армяне Карабаха, просчитались. Теперь Армения отказывается проводить дорогу на условиях заявления 9 ноября 2020 года, и Азербайджан заключил декларацию о намерениях с Ираном, что в очередной раз оставляет Армению без экономических выгод страны-транзитера.

Фархад Мамедов считает, что Зангезурский коридор – это есть тема противоречий России и Армении, но не Азербайджана. Притом, что Армения признает право Азербайджана получить проезд в Нахичевань. Азербайджанский политолог считает странным отказ Армении от обеспечения безопасности железной дороги российской стороной, притом, что железная дорога, о которой идет речь, должна пройти буквально по границе Армении с Ираном, которая находится под охраной российских пограничных войск. Да и сама железная дорога как хозяйствующий субъект, до 2038 года отдана в концессионное владение России – РЖД.

«Если же Армения желает стать более субъектной, так и скажите Москве, – предлагает Фархад Мамедов, – что мы приняли решение строить железную дорогу вместе с Азербайджаном, без Москвы».

По его словам, Баку поддержит это решение Еревана, так как это политическое решение имеет и техническое измерение. Железную дорогу невозможно строить автономно, ее можно строить только совместно, двигаясь с двух сторон.

«В итоге, пока молчание, мы идем в Нахичевань через Иран, и через четыре года будет построена дорога из Нахичевани в Турцию. Азербайджан ждет субъектных решений официального Еревана, а не упования на тот или иной центр силы», – говорит эксперт.

Взгляд из Еревана:

Говоря о транспортных коридорах, Левон Зурабян обращает внимание на заявление от 9 ноября 2020 года, считая его планом двух коммуникационных путей, где Россия как посредник, давала Армении связь с Карабахом, а Азербайджану – коридор в Нахичевань через армянский город Мегри. Однако, по мнению Зурабяна, премьер Пашинян решил, что Россия теряет свое влияние и отказался от прописанной в Заявлении идеи об ограничении армянского суверенитета, который наступит с началом контроля российского ФСБ за транзитным коридором на юге Армении. Что, соответственно, и повлекло за собой обострение на Лачинском коридоре, где азербайджанцы, не получая дороги в Нахичевань, стали осуществлять давление со своей стороны. А отсюда, по мнению эксперта, как следствие – провал политики кабинета Пашиняна как на Карабахском, так и на российском треках, которые привели к Карабахской трагедии 2023 года.

По мнению Давида Степаняна, именно Россия является главным интересантом Зангезурского коридора, так как Москва, получив контроль за коридором через Азербайджан, Армению и Турцию, будут отправлять в Европу любой груз, который пожелает. Причем, по мнению политолога, 44-дневная война в Карабахе была вписана в стратегию России, и Зангезурский коридор должен был быть задействован Россией после начала войны в Украине. При этом, по мнению Степаняна, Россия и дальше будет договариваться с Азербайджаном и Турцией за счет интересов Армении.

Вероятно, понимая, что за транспортной логистикой на Южном Кавказе будущее, Пашинян на Тбилисском форуме «Шелковый путь», который состоялся осенью 2023 года, предложил инициативу «Перекресток мира». Однако Степанян считает, что премьер Армении пытается скрестить два противоположных проекта – Север-Юг и Восток-Запад. Где американцам нужен Восток-Запад, с сохранением суверенитета Армении, а иранцам – Север-Юг, что, по его мнению, невозможно. Так как реализация «перекрестка мира» не зависит ни от армянских, ни от азербайджанских властей, что не подразумевает самого понятия «перекрёстка».

Также скептически относится к инициативе «Перекрёстка мира» и Левон Зурабян. Он отмечает в инициативе действительно хорошие логистические решения, но при этом считает, что Азербайджаном и Турцией «Шелковый путь» воспринимается лишь как попытка увильнуть по существующим договоренностям в вопросах транспортных коридоров.

«Если бы на основе «Перекрестка мира» удалось заключить мирный договор, вся Армения аплодировала бы Пашиняну, – говорит Зурабян, – но Азербайджан требует большего, и не заключит мир на предложениях Пашиняна».

Мирный договор

Взгляд из Баку:

Фархад Мамедов отмечает, что официальный Ереван стремился прописать в предварительной версии мирного договора и армян Нагорного Карабаха. На что Азербайджан, как заметил политолог, предложил симметрично включить в договор и этнических азербайджанцев, выехавших из Армении во времена позднего СССР. Но, по его словам, Ереван отказался. Соответственно, и Азербайджан отказывается включать карабахских армян в текст договора. Притом, что Азербайджан не возражает против их возвращения в свои дома с условием принятия ими гражданства Азербайджана, говорит эксперт.

По мнению Шахина Гаджиева, проблем с демаркацией и делимитацией границ, а также с передачей занятых Арменией и Азербайджаном суверенных территорий, в том числе и анклавов, не возникнет. Основная проблема – кто будет посредником при подписании мирного договора. Гаджиев считает, что армяне хотели бы получить посредником Запад: США или ЕС; а Азербайджан против этого. По мнению эксперта, у Азербайджана с Москвой сложились хорошие отношения, и официальный Баку устроит российское посредничество, чего опасается Ереван. Баку также устроит заключение двустороннего соглашения напрямую с Ереваном, без посредников.

При этом для официального Еревана, по мнению Гаджиева, мирный договор не самоцель – главная проблема, которую сейчас решают власти Армении, – это окончательно освободиться от патронажа России.

«Они хотят этого как минимум экономически. Со временем, политически и военно-политически. Они пытаются, думают, как денонсировать договора с Россией. Конечно, это глобальная, непростая задача. Но они этого хотят», – отмечает эксперт.

Важно, что по мнению Шахина Гаджиева, когда будет подписан мирный договор, Армения обязательно пойдет навстречу Азербайджану в вопросах Зангезурского коридора. Он считает, что транзитный коридор обязательно будет работать, так как Ереван слишком прагматичен, чтобы окончательно упустить транзитные пути, большую часть которых он и так уже упустил. А Азербайджану это пойдет только на пользу – иметь дорогу и через Иран, и через Армению. Конкуренции – больше, тарифы – ниже, отмечает Шахин Гаджиев.

Взгляд из Еревана:

Тема мирного договора, безусловно, важна для Армении. Но по мнению Давида Степаняна, Азербайджан сейчас находится под влиянием России, которая не заинтересована в подписании мирного договора, и не будет заинтересована никогда. И если Баку будет двигаться в этой политической парадигме, то он не будет подписан. По мнению Степаняна, возможно, если позиция Баку, прежде всего под давлением американцев, изменится на более конструктивную, то договор подпишут. Но сейчас, по его мнению, Азербайджан желает добиться контроля над стратегическими анклавами на территории Армении, которые расположены на дорогах в Грузию и Иран. С чем, естественно, Армения никогда не согласится.

Однако Левон Зурабян считает, что Азербайджан не будет подписывать мирный договор на условиях, предлагаемых Арменией и Западом. Для Баку, по его мнению, на Южном Кавказе есть один брокер – Россия. И Азербайджан пойдет на подписание мирного договора только в случае посредничества Москвы, либо на двусторонней основе, чего в данный момент не хотят сегодняшние власти Армении, которые по мнению Зурабяна, просчитались в выборе позиции и ресурсов при дипломатическом торге вокруг мирного договора.

Как отмечает политик, в результате сомнительной как с политической, так и моральной точки зрения сделки, официальный Ереван отказался от Нагорного Карабаха, ничего не получив взамен, кроме заверений и слов поддержки стран Запада. А их в свою очередь интересует, прежде всего уменьшение влияния России на Южном Кавказе. В итоге Баку получил, что хотел в условиях сдачи Карабаха и признания того, что Карабах является частью Азербайджана, еще и почувствовал стратегическую слабость Еревана. И сейчас Баку мирный договор тактически не интересует. Как особо отметил Левон Зурабян – позиция Азербайджана теперь заключается в том, что «пусть Армения спешит». А Баку на данный момент интересует прежде всего, Мегрийский (Зангезурский – прим ред.) коридор.

Сергей Жарков, специально для newcaucasus.com