Российско-грузинская война в СМИ Азербайджана, Армении и Грузии

1015

2-3 декабря в культурном центре «Кавказский дом» (Тбилиси) состоялся круглый стол «Освещение грузино-российской войны в августе 2008 года в СМИ Азербайджана, Армении и Грузии».

Армянскую сторону представляли редактор сайта southcaucasus.com Луиза Погосян, председатель НПО «Кавказский центр миротворческих инициатив» Георгий Ванян и главный редактор газеты «Тесанкун» (Ноемберян) Воскан Саркисян. С азербайджанской стороны присутствовали: редактор газеты «Алма» Вафа Джафарова, журналист газеты «Зеркало» Идрак Абассов, публицист Сеймур Байджан.

С грузинской стороны на встречу были приглашены заместитель редактора газеты «Резонанси» Элисо Чапидзе, главный редактор газеты «Кавказский акцент» Гамлет Зукакишвили, руководитель НПО «Студия Ре» Мамука Купарадзе, преподаватель Института общественных отношений (GIPA) Тина Цомая, руководитель НПО «Лицом к лицу» Русудан Mаршания, представитель Кавказского института мира, демократии и развития правозащитник Эмиль Адельханов, журналист газеты «Messenger» Темури Кигурадзе и другие.

Первая часть встречи была посвящена событиям, которые имели место в августе в Грузии. Журналисты Идрак Аббасов и Тимур Кигурадзе в августе побывали на месте событий. Как говорит Аббасов, в азербайджанских СМИ с самого начала войны шло широкое освещение конфликта. Местное телевидение давало положительную оценку действиям официального Тбилиси, поскольку власти Азербайджана считали, что смогут в будущем таким же образом решить и проблему Нагорного Карабаха.

Тем не менее, основной массив информации, по словам Абассова, поступал со ссылкой на грузинские средства массовой информации: газеты перепечатывали сводки грузинских интернет-сайтов, а на телевидении шли сюжеты грузинских телекомпаний или поступали сведения от собственных корреспондентов, которые находились в Тбилиси и в основном не выезжали на место событий.

– Большинству журналистов не удавалось выехать в Грузию из-за отсутствия средств. Я обратился в офис IWPR. Они согласились профинансировать мою поездку, однако посоветовали не ехать в Гори, поскольку там было очень опасно, – говорит он.

В МИД Грузии Абассов не застал никого, кто занимался бы аккредитацией иностранных журналистов. Ему пришлось добираться самому на такси до Гори.

Идрак сумел побывать в Гори во время его бомбежки российской авиацией, затем он отправился в Цхинвали.

– На трассе между Гори и Цхинвали я был арестован осетинскими ополченцами. Но мне повезло: один из полевых командиров оказался уроженцем Баку, и согласился доставить меня на танке в Цхинвали, – рассказывает он.

– Кроме меня, там были и другие журналисты. В Цхинвали нас постоянно сопровождали вооруженные люди, не пускали на многие объекты. Однако, когда мы пытались выяснить хотя бы имя того начальника, который разрешает или запрещает въезд журналистам, нам отвечали или «Не знаем», или «Вам не положено знать».

Участников круглого стола интересовало, действительно ли грузинские войска соблюдали мораторий на использование оружия в течение нескольких часов, чтобы дать возможность мирному населению покинуть город, и знали ли об этом жители Цхинвали. По словам Идрака Абассова и Темури Кигурадзе, мораторий действительно соблюдался, и те, кто находились в Цхинвали, об этом знали. Однако, фактически никто не воспользовался этим коридором. Часть населения воспринимала возможность выхода из города как дорогу в плен, другие боялись, что им в спину будут стрелять свои же.

Свои отчеты о пребывании в Гори и Цхинвали Идрак подробно описал в материалах для IWPR и газеты «Зеркало». На встрече он отметил, что для полноценной работы в зоне конфликта журналистам катастрофически не хватало информации: ни российские, ни грузинские военные не давали информации о том, что происходит в зоне военных действий, куда сместилась линия фронта, что происходит с мирным населением.

О недостатке информации говорил и Темури Кигурадзе.

– Если бы мы знали, что к тому времени Цхинвали был под контролем осетинской стороны, мы бы не поехали, – говорит он. – Но по всем грузинским информационным агентствам и телевидению распространялась информация о том, что грузинские войска контролируют 70% Цхинвали.

На въезде в город, по словам Темури, никто из грузинских военных не остановил машину журналистов и не предупредил о том, что город занят осетинскими ополченцами. В Цхинвали журналисты припарковали машину и вышли в город. Там они наткнулись на патрули осетинских ополченцев, их окликнули. Военные начали стрелять в воздух. Журналисты бросились прочь, и им в спину был открыт огонь. Журналисты Гига Чихладзе и Александр Климчук погибли на месте, Кигурадзе и Уинстон Фезерли были ранены… Позднее, когда выяснилось, что раненые являются журналистами, им оказали первую помощь.

В госпитале Цхинвали, по словам Кигурадзе, к ним относились нормально, поскольку среди врачей было много местных грузин. Однако затем министр информации Южной Осетии Ирина Гаглоева потребовала от них подписать тут же, на койках, готовую статью, в которой критиковался Михаил Саакашвили.

– Затем нас перевезли под конвоем во Владикавказ, – рассказывает Кигурадзе, – где нас допрашивали сотрудники ФСБ России.

– Если бы у меня была достоверная информация, то я ни за что не поехал бы в Цхинвали, – закончил Кигурадзе.

Несвоевременность и неточность информации особенно тревожили грузинских журналистов. Гамлет Зукакишвили особенно остро акцентировал внимание на том, что в результате неадекватного освещения военных действий погибали не только журналисты и военные, но и жители близлежащих с Цхинвали грузинских сел.

– Журналисты не справились со своей задачей, они не проинформировали население о том, что имело прямое отношение к судьбе этих людей, – говорит он.

Элисо Чапидзе привела примеры того, как журналисты недоуменно спрашивали людей из сел Ахалгорского района Грузии, почему те не уезжают из зоны боевых действий. Местные жители отвечали, что по информации телевидения, Цхинвали полностью контролируется грузинскими войсками, а значит, никакая опасность им не угрожает.

В докладе журналиста Звиада Коридзе говорилось о том, что грузинское телевидение полностью поддалось пропаганде:

«Часто грузинские журналисты, якобы по причине защиты государственных интересов, отказываются от соблюдения профессиональных стандартов. Наверное, также работают армянские и азербайджанские СМИ, которые считают своим долгом защиту национальных и государственных интересов, а не беспристрастность и точность фактов. Придерживаясь такой политики, они становятся пропагандистами, а не журналистами…

Вся грузинская предвоенная пропаганда строилась на том, что грузинские села подвергались массированному обстрелу. Иногда говорилось, что это делали российские миротворцы, иногда, что это дело рук осетинских боевиков. Мы, зрители, каждый вечер, начиная с 1 августа, слышали, что полностью разрушены села Авневи, Нули и т.д. Видели на экранах телевизоров карту региона и слышали телефонные репортажи региональных корреспондентов. Мы точно не знали: сами ли они видели или то, о чем говорили, или этот сведения от других людей. Когда основой журналистики становится вера в непогрешимость власти, тогда начинается пропаганда. Обстрел грузинских сел, по официальным данным, стал поводом для наступления грузинской армии. Естественно, население верило этой информации, и решение грузинских властей они посчитали адекватным».

Не лучше обстояло дело в армянских и азербайджанских СМИ. Луиза Погосян говорит, что по телевизионным каналам Армении было мало информации:

«Для армянских СМИ в те дни основной идеей было сохранение армянства. Для нас грузины, как сторона конфликта, не существовали. Основное внимание было направлено на армянское население грузинского региона Джавахети и граждан Армении, кто отправился отдыхать на море в Аджарию».

По словам Луизы, информационное освещение августовской войны в СМИ Армении можно разделить на три фазы, из которых первая фаза – молчание:

«Молчание было обусловлено тем, что пресса, сама по себе, несвободна. Редакторы при верстке номера всегда имеют в виду, что эта газета ляжет на стол президента. Поэтому все стараются подогнать материалы таким образом, чтобы не вызвать гнев правительства. Так что в первой фазе, до 16 августа подробную сводку кратких новостей о Грузии давали только официальные газеты. Независимые или оппозиционные газеты не осмеливались давать даже краткие телетайпные сообщения.

– В Армении основную информацию зрители получали от российских телеканалов. Таким образом, зрители подвергались сильной идеологической обработке и воздействию российской пропаганды, – рассказывает Луиза.

Вторая стадия, по мнению Погосян, началась с того момента, когда президент Армении Серж Саркисян заявил о том, что после проигрыша Грузии в войне стало очевидна невозможность военного решения конфликтов. Как считает Погосян, в этих рамках и работали аналитики армянской прессы.

Наконец, третья фаза, начало которой Луиза называет дату 28 сентября, характеризуется тем, что в армянских СМИ вдруг переменилось отношение к Грузии от враждебного к нейтрально-дружелюбному.

– На самом деле, – говорит Луиза, – это была политика Кремля. В Кремле вдруг осознали, что не стоит обострять отношение между Грузией и Арменией.

Тем не менее, как считает Луиза, отношения между Грузией и Арменией могут обостриться, поскольку некоторые радикальные политические партии Армении готовы поднять вопрос автономии грузинского региона Джавахети. После войны, например, такое заявление сделали представители партии «Дашнакцутюн».

Редактор газеты «Тесанкун» Воскан Саркисян отметил, что региональные СМИ более остро реагировали на события в Грузии.

Большинство участников отметили, что Армения и Азербайджан связывали события в Грузии с разрешением Карабахского конфликта. По словам пулициста Сеймура Байджана, азербайджанская пресса призывала власти последовать примеру Грузии и решить проблему Нагорного Карабаха военным путем. Однако, после 16 августа, когда российские войска дошли до Хашури и заняли Зугдиди, те же издания принялись критиковать Саакашвили за поспешность и хвалить Алиева за политическую мудрость и выдержку.

Говорилось и о том, что все три страны Южного Кавказа сталкиваются со схожей проблемой: власти стремится превратить СМИ в пропагандистскую машину, при этом у населения отсутствует спрос на независимую и достоверную информацию.

По словам Георгия Ваняна, в Армении пресса оказалась ангажирована политиками еще со времен начала войны в Карабахе:

«Наши граждане сегодня отчуждены от свободной прессы. В регионах, фактически, никто не читает газет. С другой стороны, и пресса не предлагает ничего, она находится под влиянием политики. Самые популярные телеканалы в Армении – РТР и Первый российский канал».

Вафа Джафарова рассказала, что в Азербайджане с 1 января 2009 года будет прекращена трансляция радиостанций ВВС и «Радио-свобода» на FM-частотах.

– В Азербайджане нет независимых телевизионных каналов, – говорит она. – Для журналистов представляет огромную трудность получение информации от госчиновников. Самые тиражные газеты закрываются. Если раньше самой популярной была ежедневная независимая газета «Гюнделик» с тиражом в 60-70 тысяч, то сегодня самый большой тираж в 11 тысяч у проправительственной газеты «Елим Салам».

В августе Джафарова инициировала выпуск спецпроекта газеты «Алма», в котором была приведена хронология военных действий мжду Россией и Грузией. Тираж газеты составил 5 тысяч экземпляров, и еще тысячу иземпляров активисты молодежного движения «Далга» распространили бесплатно.

– В Азербайджане многие журналисты находятся в местах заключения. Закрыта популярная газета «Реальный Азербайджан», после того как был арестован ее редактор Эйнула Фатуллаев по обвинению в разжигании межнациональной розни и экстремизм.

По мнению Вафы Джафаровой, Сеймура Байджана и Идрака Абассова, самым сильным потрясением стало для журналистов Азербайджана убийство в 2004 году редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова.

По словам Гамлета Зукакишвили, в Грузии почти не осталось независимых телеканалов:

«Когда-то независимым и свободным был телеканал «Рустави 2», но сразу после «революции роз» они заявили, что теперь это – «телевидение победившего народа» и, таким образом, оно стало проправительственным.

Относительно печатных СМИ Зукакишвили отметил, что в Грузии осталось мало серьезных изданий:

«Даже газета «24 саати», которая начинала как независимое издание, все чаще публикует проправительственные пропагандистские материалы».

В качестве примера Зукакишвили привел рубрику собственного омбудсмена газеты «24 саати»: «В этой рубрике вместо защиты прав граждан идет оголтелая дискредитация оппозицинных политиков».

Большинство же газет, по его мнению, являются «желтой прессой», поскольку вместо освещения фактов большей частью они занимаются эпатажем.

Элисо Чапидзе согласилась с тем, что газеты и телекомпании в Грузии отошли от политики беспристрастной информации. Самый яркий пример, который она привела – репортаж «Рустави 2» о четвертой бригаде.

– Я тогда находилась в госпитале и как раз беседовала с одним раненым бойцом этой бригады, когда по телевидению шел сюжет о том, как четвертая бригада без потерь вышла из Цхинвали. Боец, с которым я беседовала, сказал, что не узнает ни одного человека из тех, кого показывали в сюжете…

Однако, как считает Чапидзе, большая доля ответственности за неточное и насвоевременное информирование лежит также на правительстве и военном руководстве, поскольку они никак не взаимодействовали с прессой.

Сами СМИ, на взгляд Чапидзе и многих участников круглого стола, оказались неготовыми к грамотному освещению событий.

– Надеемся, что таких событий никогда не повторится, однако мы настаиваем на том, чтобы силовые ведомства взяли хотя бы по одному журналисту из каждой газеты, каждого сайта и каждой телекмпании, чтобы провести с ними тренинги, как следует освещать войну, – считает Чапидзе.

По общему мнению участников круглого стола, каждая страна на Южном Кавказе слишком занята своими внутренними проблемами и почти не реагирует на события у соседей. Даже Армения и Азербайджан проявляют интерес друг к другу только по тем вопросам, которые касаются карабахского конфликта.

Георгий Ванян предложил создать единое информационное пространство, которое удовлетворяло бы информационные потребности всего населения Южного Кавказа. В качестве примера многие вспомнили телепроект «Перекресток». По мнению грузинских уастников, «Перекресток» был неинтересен и имел низкий рейтинг. По мнению представителей Армении и Азербайджана, это была интересная передача.

Можно резюмировать, что поводов для дальнейших встреч журналистов Южного Кавказа – более чем достаточно.

Интервью с журналистом газеты “Зеркало” (Азербайджан) Идраком Абассовым

– Что вы можете сказать о прошедшей в Тбилиси встрече?

– Это не первая подобная встреча, в которой я участвую. Во всех встречах самое главное – человек, человеческие отношения. Когда в августе началась война в Грузии, мне позвонил мой знакомый из Тбилиси, с которым мы познакомились на одном из семинаров. Он рассказал мне о том, что творится в Грузии. Я попросил его о помощи, и он подсказал, к кому нужно обратиться. Что касается нашей нынешней встречи, то я впервые вижу представителей Армении, с которыми можно спокойно разговаривать, и которые не страдают комплексами.

– Какое впечатление на вас произвели доклады грузинских журналистов?

– Для меня не было секретом, что в грузинских СМИ было много пропаганды. И поэтому мне было приятно видеть, что здесь собрались люди, которые лишены ура-патриотизма, и то, что они фиксируют ошибки, допущенные ими же во время работы.

– Как вы считаете, необходимо ли следовать каким-то правилам, которые могут помочь работать журналистам во время освещения военных действий?

– Когда я был в августе в Цхинвали, я убедился, что на самом деле в отношении участников военных действий никакие правила не работают. Для солдата такие понятия, как «пресса», «гуманитарное право» ничего не значат. Нас по нескольку часов держали то на въезде в Гори, то на въезде в Цхинвали, и мы не знали к кому обратиться, чтобы нас пустили в город. Мы всего лишь хотели понять, что там происходит. Но и журналисты не всегда соблюдают правила. Был такой случай: мы ехали за колонной российских войск, которые отходили от Хашури к Гори. По дороге один БТР остановился из-за неисправности. Мы подъехали к этому БТР-у, тогда русские солдаты начали кричать, чтобы мы отошли назад. Среди тридцати журналистов были и грузинские. Они стали скандировать: «Оккупанты, фашисты, убирайтесь!» Русские открыли огонь в воздух. Тогда остальные присутствующие журналисты обратились к своим грузинским коллегам: «Если вы так возмущены, то берите автоматы и идите воевать». То есть, если ты не можешь мириться с несправедливостью, то иди и воюй, никто тебя не упрекнет. Но если у тебя в руках не автомат, а видео или фотокамера, то оставайся профессионалом до конца. Тем более, если ты местный журналист. Хорошо, там понятно было с нами, иностранными журналистами, но ведь местных могли принять за шпионов или провокаторов.

– Как вы думаете, есть ли темы, которые были бы интересны для читателей газет или зрителей ТВ на всем Южном Кавказе?

– Я думаю, что существует много интересных тем: это и транскаспийские проекты (нефтепровод Баку-Джейхан, газопровод Баку-Эрзурум, железная дорога Баку-Карс, батумская трасса). Интересны и межнациональные отношения. Например, нас интересует жизнь крестьян в Квемо Картли, наверняка многим окажется интересна тема этнических грузин, проживающих в Кахском районе Азербайджана (Саингило). Вообще тема национальных меньшинств актуальна для всех. В Азербайджане проживает около 150 только коренных национальностей: талыши, аварцы, лезгины, тюрки, курды, грузины, удины, армяне… Интересными являются и материалы о различных религиозных конфессиях. В последнее время появились даже такие радикальные течения, как ваххабизм. Однако, могу сказать, что в Азербайджане ваххабиты придерживаются сдержанных позиций и не одобряют фанатизма. Интересна тема использования водных ресурсов на Южном Кавказе. Ведь Кура протекает по территории, как Грузии, так и Азербайджана. Для нас очень актуально, насколько чиста вода Куры, поскольку Баку на 80% снабжается питьевой водой именно из этой реки. Для всего региона очень важна и проблема энергоснабжения. В Армении до сих пор действует Мецаморская атомная электростанция. Она расположена в сейсмически опасном районе. Если там что-то произойдет, то это станет бедствием для всего Южного Кавказа. Понятно, что простое закрытие атомной станции приведет к тому, что Армения останется без электроэнергии. Так что нам всем следует думать о том, как обеспечить регион электроэнергией. Повседневный интерес представляет собой тематика челночной торговли. Так что много есть интересных тем…

– А продаются ли сегодня в Азербайджане товары из Армении?

– Они не продаются открыто, но есть. Можно найти армянский коньяк, сигареты. Конечно, прямых отношений с армянскими поставщиками нет, но контрабандными путями можно многое провезти через территорию Грузии.

– А насколько заполнен рынок Азербайджана грузинскими товарами?

– Ситуация изменилась после августовского грузино-российского конфликта. В Баку появилось намного больше грузинских товаров, чем было до этого. Например, лимонады, пиво, различные пищевые продукты… Мы теперь предпочитаем брать именно грузинские продукты, даже если они уступают по качеству продукции из других государств.

– В случае появления общекавказских СМИ, насколько будет приемлем русский язык в Азербайджане в качестве языка этих изданий?

– Вполне приемлем. У нас большинство населения говорит и читает на русском языке.

– А существует ли проблема владения азербайджанским языком?

– Нет, лет десять уже как этой проблемы нет. При правительстве президента Эльчибея и угара ура-патриотизма шел разговор о том, что все в обязательном порядке должны владеть азербайджанским языком. Но затем ситуация смягчилась. Знание языка оставалось обязательным только для сотрудников государственных организаций и учреждений. Тем не менее, эта проблема сама собой разрешилась: почти все население говорит на азербайджанском, однако при этом не забывают и русский язык. Так что язык общения с соседями искать не приходится.

Что дальше?

Во время открытия круглого стола «Освещение августовского конфликта в СМИ Азербайджана, Грузии и Армении» руководитель Тбилисского офиса Фонда Конрада Аденауэра Катя Плате поделилась своим впечатлением о Кавказе:

«Когда я ехала работать на Южный Кавказ, думала, что это – единый регион. Однако, уже через некоторое время я поняла, что на самом деле, здесь существуют три совершенно разные страны, которые оторваны друг от друга».

Действительно, участники круглого стола пришли к мнению, что в основном, люди, живущие в Грузии, Армении и Азербайджане мало интересуются жизнью своих соседей. При том, что все три государства расположены близко, граничат друг с другом, тем не менее, они не смогли создать ни единого экономического пространства, ни выработать единой политики. Более того, векторы внешней политики стран Южного Кавказа ориентированы по разным направлениям: если Грузия стремится в Европу, то Армения больше заинтересована в том, чтобы упрочить отношения с Россией. Азербайджан стремится сохранить свою независсимость от влияния, как Европы, так и России и воспринимает свою взаимоотношения с Востоком и Западом исключительно в свете поставок энергоносителей.

Во время прений выявилась, насколько каждая из стран Южного Кавказа заинтересована в соседях. Армянское общество в основном интересуется в Грузии судьбой населения региона Джавахети, которое на 90% состоит из этнических армян. Грузию мало волнуют внутренние события в других государствах. Однако, несколько больше она заинтересована в Азербайджане, откуда через Грузию идут поставки газа и нефтепродуктов. Азербайджан также интересуется Грузией только из-за проектов, связанных с поставкой энергоресурсов.

Наибольшую заинтересованность друг в друге проявляют Азербайджан и Армения з-за неурегулированности карабахского конфликта.

Руководитель НПО «Кавказский центр миротворческих инициатив» Георгий Ванян рассказывает, что даже во время августовского конфликта между Россией и Грузией общество Армении интересовалось больше тем, что происходит в Азербайджане и какова реакций этой страны:

«Из-за карабахского конфликта мы всегда отслеживаем, что пишут и как восприниают ситуацию в Азербайджане. В августе многих интересовало, что предпримет Ильхам Алиев, если Саакашвили победит в этой войне».

Как говорит руководитель молодежного движения «Далга» и редактор газеты «Алма» Вафа Джафарова, в Азербайджане всерьез опасались, что после Грузии война может перекинуться и на Азербайджан.

В то же время, по мнению Джафаровой, СМИ Азербайджана должны были бы проявить больше активности и более объективно и детально освещать войну.

Редактор сайта southcaucasus.com Луиза Погосян считает, что азербайджанские СМИ работали во время российско-грузинской войны гораздо лучше, чем армянские.

«Для нас было сюрпризом то, как «чисто» освещали азербайджанские СМИ события, происходящие в Грузии. Их интересовали именно факты. Хотя, как отмечалось, в Азербайджанских СМИ было много пропаганды, тем не менее, у потребителя информации складывалось целостное впечатление, он мог проследить, когда и что происходило», – говорит Луиза.

По словам Луизы, армянскую аудиторию интересовали не факты, а анализ того, как распределится влияние основных сил – России, США, НАТО – на Кавказе.
– Армянскую аудиторию интересует сегодня вопрос выхода Грузии из СНГ, – рассказывает Луиз, – Для нас это очень важно, потому что появляются вопросы о том, как изменится визовый режим с Грузией, как будут проходить транспортные потоки, как будут импортироваться энергопотоки. Однако, ведущие СМИ Армении не освещают эти вопросы. Хотя, если начнутся отрицательные изменения во взаимоотношениях, о них нужно знать заранее.

Участники круглого стола пришли к малоутешительному выводу, что в случае военных возобновления военных действий в Грузии, Армении или Азербайджане ситуация не изменится, и соседние страны будут знать о событиях также мало, как они знали об августовской войне. При этом причину такого равнодушия журналисты считают то, что республике живут в отрыве друг от друга.

Тем не менее, почти все участники круглого стола считают, что в странах Южного Кавказа есть множество тем, которые были бы одинаково интересны для наших обществ. Например, Вафа Джафарова, считает, что было бы полезным распространять информацию о демократических процессах, которые происходят на Южном Кавказе.

Вафа Джафрова: «Думаю, было бы очень интересно узнать, как освещаются судебные процессы в Грузии. Кроме того, наверное, было бы полезно, чтобы судебные разбирательства по громким делам вызывали резонанс на всем Южном Кавказе, потому что власти Азербайджана не чувствуют никакого давления со стороны населения, и поэтому суды выносят абсурдные решения. Может быть, если несправедливые решения вызовут реакцию не только в Азербайджане, но и в соседних странах, то власти будут действовать более осмотрительно».

Луиза Погосян также считает, что для всех государств постсоветского пространства актуальна проблема судебного производства:

«У нас нет культуры обращения в суды. Все воспринимают суд исключительно как орган репрессий со стороны государства. Разбирательства гражданских исков одного лица к другому чаще всего заканчивается тем, что обе стороны предпочитают пойти на мировую еще до суда. Особенно, если одна из сторон более влиятельна. На мой взгляд, суд должен быть местом, где разрешаются конфликты. Но для этого нужно менять и менталитет наших граждан, и систему работы самих судов. Без широкой огласки, без привлечения к этой тематике общественного мнения эту проблему не разрешить».

Актуальной считают участники круглого стола и проблему экономического сотрудничества.

Тико Цомая (преподаватель GIPA):

«Я думаю, что в первую очередь были бы интересны процессы, происходящие в экономике наших стран. Потому что на самом деле многие явления у нас взаимосвязаны. Транзиты энергоносителей и других товаров, система энергоснабжения и использование энергоресурсов – от этого никуда не деться, это актуально уже сегодня».

Идрак Аббасов (журналист газеты «Зеркало»):

«Даже навскидку можно назвать такие темы, как жизнь национальных меньшинств, использование водных ресурсов, транзитные проекты, создание общей региональной электросистемы, урегулирование конфликтов. Так что поле для сотрудничества СМИ наших стран весьма широкое».

Казалось бы, что действительно, общие темы существуют. Однако, проблема в том, как технически осуществить общий информационный проект для всех стран Южного Кавказа. В качестве примера была названа газета «Панорама», которую издавал британский Институт Войны и Мира (IWPR). Газета в первое время была интересной и востребованнной. Однако, просуществовав шесть лет, она закрылась по непонятным причинам. К тому же, общекавказское печатное издание не сможет справиться с задачей оперативного освещения событий – сбор информации, верстка, типографская печать и доставка газеты занимают много времени. В итоге читатель получит газету с устаревшими новостями. Актуальным останутся все те же аналитические материалы, которые и так с избытком присутствуют на информационном рынке.

Тем не менее, Георгий Ванян отстаивал идею общекавказской газеты или журнала. Его в этом поддержали и другие участники, по мнению которых, электронное издание просто не дойдет до массового пользователя.

«В Армении интернет прилично работает только в крупных городах, – говорит Луиза Погосян. – В сельской местности интернет практически недоступен. Так что своего массового читателя интернет-издание просто не найдет».

По словам Вафы Джафаровой, не лучше обстоит ситуация и в Азербайджане:

«Кроме того, что большая часть населения Азербайджана живет в сельской местности, ситуация усугубляется еще и тем, что уровень связи существенно снизился – большинство абонентов пользуются протоколом связи DSL. Скорость соединения крайне низкая. Так что на загрузку даже одной страницы уходит много времени. Это существенно влияет на посещение информационных сайтов».

Идея радио тоже не показалась привлекательной.

«Информация в газете – это уже документ, – говорит Георгий Ванян. – Информация, переданная по радио – это одноразовая информация. Человек получает ее только в общих чертах. Перепроверить радиоинформацию или сослаться на нее более трудно, чем на газетную публикацию».

Преподаватель GIPA Тико Цомая не согласна с тем, что радиоформат не имеет будущего:

«На мой взгляд, любые традиционные медиа – радио, телевидение, газета – должны иметь свою версию в интернете. Это повышает оперативность и создает элемент интерактивного общения. А для радио – это возможность зафиксировать свои новости, чтобы на них могли ссылаться другие СМИ».

Луиза Погосян счиатет, что для радио труднее набрать журналистов: «У нас катастрофически не хватает квалифицированных кадров».

По словам Джафаровой, та же проблема существует и в Азербайджане.

«Работа журналиста считается малооплачиваемой и непрестижной, – рассказывает она. – Даже те кто, которые заканчивали GIPA (Грузинский институт общественных отношений) и подобные им высшие учебные заведения, редко идут работать в СМИ. Многие начинают работать в банках или в нефтянных компаниях».

Был поднят вопрос и о том, на какой основе может существовать общее южнокавказское СМИ: коммерческой или грантовой. Участники круглого стола не пришли к окончательному мнению, однако более продуктивным им представляется именно коммерческий путь, так как коммерческие СМИ – более жизнеспособны. При этом многие отметили, что существует проблема в поиске потенциальных рекламодателей.

«Потенциальных рекламодателей можно определить после маркетинговых исследований, – говорит Тико Цомая. – Но, на мой взгляд, для местных предпринимателей такие СМИ, которые будут охватывать все пространство Южного Кавказа, должны представлять интерес. Это же более широкий рынок, чем тот, с которым бизнесмены Азербайджана, Армении или Грузии имеют дело до сих пор. Надо только определиться, каким именно будет СМИ, и какова будет его аудитория».

Таким образом, начав обсуждение с российско-грузинской войны, участники круглого стола пришли к тому, что нужно больше говорить друг с другом еще до того, как начнется война или другое бедствие.

«Существует расхожее мнение, что отсутствие плохих новостей – уже хорошая новость, – говорит Луиза Погосян. – Но если плохие новости неизбежны, то нам нужно знать об этом заранее. Ведь если ты предупрежден – значит вооружен».

Материалы подготовил Беслан Кмузов, специально для newcaucasus.com

Круглый стол «Освещение грузино-российской войны в августе 2008 года в СМИ Азербайджана, Армении и Грузии» организован фондом имени Конрада Аденауэра и редакцией сайта newcaucasus.com в партнерстве с НПО «Кавказский дом».

ПОДЕЛИТЬСЯ