Афган Мухтарлы: мое похищение – первый прецедент для Грузии

1300
Афган Мухтарлы, фото Meydan.tv

Азербайджанский оппозиционный журналист Афган Мухтарлы после своего похищения и последующего ареста в 2017 году впервые приехал в Грузию, где дал показания грузинскому следствию. Также в Тбилиси был проведен и следственный экперимент. Однако сам журналист сомневается в том, что его дело будет доведено до конца. О планах на будущее, о своем видении ситуации в Карабахе и Азербайджане и многом другом рассказывает Афган Мухтарлы в эксклюзивном интервью newcaucasus.com.

– После вашего похищения вы впервые приехали в Грузию, чтобы дать показания следствию. Как вы считаете, почему на этот раз вас впустили в Грузию, учитывая, что в октябре прошлого года, когда вы также пытались приехать, вас даже не пропустили на рейс Берлин-Тбилиси? Какие у вас ожидания и надежды по поводу следствия?

– От следствия, честно говоря, я ничего не ожидаю. В Грузии остается прежнее правительство. Да, сменился премьер-министр, но власть остается по-прежнему в руках Бидзины Иванишвили. Меня похитили, когда у власти была та же партия, что и сегодня, потому я ничего не жду. Почему меня впустили? Я обратился с жалобой в Европейский суд. И думаю, потому меня впустили в страну сейчас. Видимо не хотят, чтобы в адрес Грузии звучали какие-то жалобы.

– Вам до сих пор не присвоен статус пострадавшего, вы выступаете в статусе свидетеля…

– Да, свидетеля.

– …и чем вы это можете объяснить?

– Это должна объяснять прокуратура, а не я. Мы (сторона защиты Афгана Мухтарлы – прим. ред.) будем жаловаться по этому поводу в Генеральную прокуратуру. Наверно они просто не хотят доводить это дело до конца. Потому что правительство Грузии знает, кто меня похитил, кто заказал, кто участвовал в этой операции. Уже пошел пятый год с момента моего похищения, и они ничего не сделали, ни на шаг не продвинулись вперед. Практически, это мертвое дело для прокуратуры.

– Вы подали в суд на Грузию и на Азербайджан одновременно, если ЕСПЧ назначит вам компенсацию от Грузии и Азербайджана, то вы прекратите требовать расследовать это дело?

– Нет, не прекращу.

– Чего вы хотите добиться?

– Мы должны довести это дело до конца. Если мы сможем это сделать, то это станет прецедентом для грузинского правительства. Иначе преследовать и похищать журналистов будут и дальше.

– Вы имеете в виду грузинское и азербайджанское правительства?

– Грузинское, так как в Азербайджане такие прецеденты уже есть. А здесь дело о моем похищении – первое для Грузии. Нужно остановить грузинское правительство. Иначе в один прекрасный день вы просто увидите, что между Грузией и Азербайджаном не осталось никакой разницы. Потому мы должны идти до конца.

– Вы надеетесь, что следствие назовет имена заказчиков и исполнителей как в Грузии, так и в Азербайджане?

– Я знаю, кто стоял за организацией этого преступления с азербайджанской стороны. Это помощник главы Государственной пограничной службы Азербайджана Азер Ширинов и помощник командующего погранвойсками Джейхун Гуламов. Эти два человека прямо участвовали в преступлении с азербайджанской стороны. А с грузинской стороны в этом принимали участие представители криминальной полиции МВД, погранслужбы и руководитель пропускного пункта Лагодехи на границе с Азербайджаном. И без разрешения тогдашнего премьер-министра Георгия Квирикашвили и лидера правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили они бы не смогли сделать этого. Квирикашвили заявлял, что не знал о моем похищении, но если он об этом не знал, то значит он не был настоящим премьер-министром, а был… я не хочу называть его чучелом, но видимо он сам хочет, чтобы его так называли. Получается, что силовики не подчинялись ему.

– Планируете ли поехать в Азербайджан в ближайшем будущем?

– Планирую. Я гражданин Азербайджана, по крайней мере, думаю, что являюсь таковым. У меня есть азербайджанский паспорт…

– И вы сейчас въехали в Грузию по этому паспорту?

– Да, по этому паспорту. Я хочу вернуться на родину, жить там, работать. Я буду пытаться приехать туда.

– Как думаете, вас впустят?

– Сейчас не впустят. Это точно.

– Расскажите, какими были условия в тюрьме в Азербайджане, вас били?

– Нет, не били. А условия в азербайджанских тюрьмах очень плохие. В ужасном состоянии, все тюрьмы старые. Тюрьма, где я был, рассчитана на 450 арестантов, но там содержалось 1500 человек. Было невозможно дышать. В одном бараке — 600 человек, хотя, по стандартам на одного арестанта должно приходиться 7 кв. м., и, следовательно, там должны были содержать одновременно максимум 100 человек. То есть, даже не было места для того, чтобы пройтись и размять ноги. Еда тоже была плохой, нет нормальных условий помыться. В некоторых зонах даже нет нормальной питьевой воды. На всю республику построены только три новых тюрьмы – в Сураханы, Шеки и Нахичевани.

Мне присудили срок за незаконное пересечение государственной границы, избиение государственного чиновник и обвинили в контрабанде. За эти три статьи мне дали шесть лет. Кроме того, меня потом обвинили в том, что я, якобы, незаконно занимался бизнесом, речь идет о деле телекомпании «Мейдан ТВ» (азербайджанская оппозиционная телекомпания, – прим. ред.). Они думали, что я являюсь владельцем «Мейдан ТВ» и укрываюсь от уплаты налогов. Это дело до сих пор открыто, и в любой момент против меня могут быть выдвинуты новые обвинения и продолжено следствие.

– Вас выпустили раньше времени?

– Суд применил статью 77 (замена части наказания штрафом, – прим. ред.). За три года остававшихся мне года я заплатил 1000 азербайджанских манат. И я стал первым человеком, который воспользовался этой статьей. Сразу же после этого меня вывезли в аэропорт, откуда я вылетел в Геманию.

– Получается, что Вас выдворили из страны?

– Да.

– Сейчас, по прошествии лет расскажите, с чем связано ваше похищение и последующий арест?

– В первую очередь с тем, что я опубликовал серьезное расследование о нелегальном бизнесе семьи Алиевых. В то время в Грузии жили многие оппозиционеры из Азербайджана, которым на родине угрожал арест. Таким образом, здесь сформировалось своего рода неофициальное оппозиционное сообщество. Мы часто проводили различные акции перед посольством Азербайджана в Тбилиси. Также нами были организованы акции перед посольствами в нескольких городах Европы, в частности, в Украине, в Киеве. Мы занимались политической деятельностью, помогали нашим друзьям, которые остались в Азербайджане, тем политзаключенным, кто был несправедливо осужден у себя на родине. Поэтому у азербайджанского правительства создалось впечатление, что здесь работает большая организация, которая связана с Западом и спонсируется им. Ильхам Алиев боялся, что в Тбилиси планируется революция по свержению существующего строя в Азербайджане.

– Вы год уже находитесь на свободе, не проводили ли вы какие-либо расследования в течение этого времени? Или это невозможно сделать в ваших условиях?

– Этот год я лечился. Я провел три года в тюрьме. В азербайджанских тюрьмах ужасные условия, – минимум половина заключенных больны туберкулезом. Поэтому этот год я посвятил своему здоровью. К тому же прошлый год пришелся на пандемию. Но мы начнем более активно работать: планируем создать свое интернет-телевидение, свои сайты. В Азербайджане на настоящий момент нет альтернативного информационного пространства: только «Мейдан-ТВ». И все… Мы будем проводить журналистские расследования, давать прямой эфир и т.д.

– За год, который вы находитесь на свободе, вам поступали какие-либо угрозы?

– Пока нет.

– Значит, за вашей деятельностью пока не следят?

– Я уверен, что следят. Но ничего пока не предпринимали. Никаких угроз не было. Но и я сам за этот год пока никакой серьезной деятельностью не занимался.

– За последний год самым значительным событием в регионе стала война в Карабахе. Как вы оцениваете итоги этой войны?

– Война не закончена. Я думаю, что через несколько лет она продолжится, потому что там стоит российская армия, а значит, мы снова будем воевать друг с другом…

– Война продолжится между кем и кем?

– Война будет снова между Азербайджаном и Арменией. И в ней на сей раз будут участвовать российские войска со стороны Армении, как это было в первой войне. Обидно, что мы воюем друг с другом: азербайджанцы с армянами, абхазы и осетины с грузинами – а победителем всегда оказывается Россия. Война в Карабахе не закончилась, там стоит 5-тысячная российская армия. Россия строит там самую большую военную базу на Южном Кавказе, там готовят к запуску аэропорт в Ханкенди. Ильхам Алиев отдал его в распоряжение России и аэропорту уже присвоен международный статус. В течение тридцати лет аэропорт не имел этого статуса, и армянская сторона не могла его использовать в качестве международного. И если раньше в Нагорном Карабахе были армяне, а теперь эта территория будет частью России как Абхазия, Южная Осетия, Луганская и Донецкая области… Москва хотела, чтобы на территории Азербайджана был бы хоть один российский батальон, а теперь они получили в свое распоряжение большую территорию и самую большую военную базу в регионе.

– А вторая карабахская война поменяла как-то политический расклад в Азербайджане?

– После войны все стало намного хуже. После окончания боевых действий появилось много инвалидов, которым государство не помогает. Погибло более трех тысяч человек. Семьям шехидов (погибшие на войне, – прим. ред.) не выделяется помощи от государства. В Азербайджане практически нет рабочих мест. Уровень бедности повысился. Ильхам Алиев не предоставил финансового отчета, сколько государство потратило на эту войну. Политическое давление на оппозицию усилилось. Осталось две оппозиционных партии: «Партия народного фронта Азербайджана» и «Мусават». Как во время войны, так и сейчас Ильхам Алиев называет их врагами народа…

– А возможно какое-то внутриполитическое обострение?

– Я думаю, что обострение обязательно произойдет, но уже после пандемии, потому что так дальше жить невозможно.

Иракли Чихладзе, специально для newcaucasus.com