Этническая идентичность абхазов Грузии

1379
Фото genioh-07.livejournal.com

Международная организация UNESCO несколько лет назад внесла абхазский язык в список языков, которые находятся под угрозой исчезновения. Естественно, эта угроза возникла не сегодня, а ей сопутствовало множество факторов на протяжении многих лет. Часть экспертного сообщества настроена весьма пессимистично и прогнозирует полное исчезновение абхазского языка уже в ближайшем будущем.

Интересно, что происходит по ту сторону Ингури, но не менее важно и то, что делает грузинское государство для сохранения абхазской идентичности. Конечно, идентичность не ограничивается только лишь языком, включает в себя также традиции и другие различные особенности, присущие определенной этнической группе. Впрочем, видимо, для этнических абхазов угроза исчезновения языка в сегодняшней повестке дня находится на первом месте.

Можно сказать, что абхазскую идентичность во многом определяет морально-этический кодекс «Апсуара», который представляет из себя свод различных традиций, самобытных обычаев. «Апсуара» объединяет лингвистические, этические, культурные, и этническиеособенности и правила, которые отличают абхазов от других этносов. Сохранению норм «Апсуара» в абхазском обществе всегда придавали важное значение. Интересно понять, что происходит в то время, когда меняются время, политика, отношения между людьми.

Одним из самых важных аспектов этнической идентичности является язык. Однако, как видно из результатов исследования «Эколингвистический анализ современного абхазского языка», осуществленного Национальным научным фондом Грузии имени Шота Руставели (Тбилиси), абхазскому языку действительно угрожает исчезновение. Исследование было проведено в 2019 году, но с тех пор ситуация не изменилась. Соответственно, необходимо активное содействие и помощь процессу сохранения языка.

Координатор этих исследований Софико Чаава отмечает, что для этнических абхазов самым «комфортным» языком по-прежнему остается русский – живущие в Тбилиси абхазы активно используют русский язык для общения между собой, в сфере образования, культуры, искусства, науки, в цифровом пространстве… В социальных сетях они в основном общаются на русском, а не на абхазском.

Как показывает исследование, уровень знания абхазского языка по эту сторону Ингури определяется и возрастом. Так, язык хорошо знают или владеют им на среднем уровне люди старше 50 лет. Абхазы возрастной группы 30-40 лет владеют им на среднем уровне, часто понимают, но не говорят на родном языке. Младшее же поколение знает язык плохо или же не владеет им вообще.

Согласно результатам исследований, для большинства живущих в Батуми и близлежащих селах абхазов основным языком является грузинский, для определенной части старшего и среднего поколения роль «первого» языка играет русский.

«Как считают абхазы, им необходима помощь со стороны грузинского государства, конституционная обязанность которого наряду с грузинским заботиться и о сохранении абхазского, как одного из государственных языков», – говорит Софико Чаава.

Проблема исчезновения языка основана на различных факторах. Это, в первую очередь, в основном грузиноязычное окружение, смешанные семьи, сложность самого абхазского языка и т.д. Не последнюю роль играет фактор малочисленности абхазов и их отношение к собственному языку.

Как выясняется, абхазы, живущие на подконтрольной Тбилиси территории по эту сторону Ингури, собственную этническую идентичность связывают с фамилией и признанием абхазского языка. Впрочем, часть респондентов считает, что абхазский язык перестает играть основную роль не только в сфере образования и культуры, но также уже не является и языком общения. Соответственно, прервался процесс передачи языка из поколения в поколение и эта особенность идентичности постепенно теряется.

Живущая в Тбилиси Нина Зугбая отмечает, что ей достаточно сложно сохранять языковые традиции. «Я знаю абхазский язык, но не очень хорошо. Мой разговорный язык – русский, хотя я понимаю и разговариваю также и на грузинском. К сожалению, мои дети абхазского не знают совсем», – говорит эта 70-летняя женщина.

Ей вторит также проживающая в Тбилиси Яна Анчабадзе: «Я абхазка, но, к моему сожалению, абхазского языка почти не знаю. Это и не удивительно – в моей семье не говорили на абхазском. Нас воспитывали на грузинском самосознани, культуре, то же продолжается и сейчас. Абхазы всегда были связаны с грузинами».

Складывается впечатление, что достаточно большая часть абхазов Грузии воспринимает сам факт постепенного исчезновения языка как неизбежность. Другая часть с этим мириться не желает…

По словам специалиста абхазского языка, переводчика и журналиста Ирмы Осиа, для нее «абхазство» в первую очередь ассоциируется с языком и традициями. Она признает существование проблемы языка: «Увы, но факт – молодежь считает, что абхазский язык бесперспективен. Но без языка этнос теряет свою идентичность».

Ирма Осиа считает, что проблема знания языка может крыться и в отсутствии интереса к сохранению языка, так как «все говорят по-русски».

А как обстоят дела со знанием и сохранением язка по ту сторону Ингури?

В 2007 году в самопровозглашенной республике Абхазия был принят закон «О государственном языке республики Абхазия», который обязал все местные СМИ в течение шести месяцев после принятия закона, публиковать более половины всех материалов на абхазском языке.

Впрочем, как видно, закон особо не повлиял не только на СМИ, но и на политику. У самих местных политиков существуют проблемы знания языка и первым языком для них остается русский. Несмотря на то, что абхазскому языку присвоен статус государственного, в самопровозглашенной республике намного больше распространен русский, а достаточно большая часть населения абхазским попросту не владеет.

Нужно отметить, что сохранение абхазского языка гарантировано Конституцией Грузии: «Государственным языком Грузии является грузинский язык, а на территории автономной республики Абхазия также и абхазский язык».

Идентичность определяется не только заннием языка, а абхазские традиции во многом соответствуют общим кавказским традициям, будь то гостеприимство, уважение к старшим или другое. Хотя, конечно, некоторые культурные нормы интересны своими отличиями.

По словам Нины Зугбая, патриархальным столпом абхазских традиций является почитание старших, а также прочность института абхазской семьи – «не принято, стыдно, чтобы сын покидал родной очаг».

Одной из особенностей традиций является гостеприимство. «Гость – самый важный человек для абхазской семьи. Подобающий прием гостя – это имя и честь семьи», – говорит Яна Анчабадзе.

Неписанным законом для абхазов является обязательное проявление уважения к старшим. Абсолютно все регалии исчезают, когда дело касается старшего по возрасту человека.

Другая традиция обязывает в семье всех, вне зависимости от возраста и пола, вставать, когда в дом заходит другой человек. На сегодня эта традиция соблюдается в меньшей степени, хотя раньше ее блюли неукоснительно.

Нужно сказать, что в Абхазии до сих пор сохраняется культ старейшин. Как правило, старейшиной является человек в возрасте, пользующийся особым уважением и доверием. Обычно, во всех родах есть свои старейшины.

«Если в семье или между родами случался какой-либо конфликт, старейшина играл роль посредника. Он встречался со сторонами конфликта, мудро договаривался с ними и старался уладить проблему. Такие люди всегда пользовались большим авторитетом», – говорит Нина Зугбая.

Этот институт существует до сих пор по ту сторону Ингури и пользуется таким влиняием, что играет активную роль даже в политике.

В целом, абхазские традиции во многом совпадают с традициями других кавказских народов, в особенности с горскими. Принципиальность, благородство, твердость, взаимоснисходительность считаются основными компонентами абхазской идентичности. Отдельно можно отметить фольклор, в котором, как и в грузинском, особое место занимает полифония.

Как говорит Софико Чаава, на этом этапе помощь грузинского государства в сфере сохранения абхазской идентичности незначительна. Факт, что, несмотря на различные проекты, в незавидном состоянии находится абхазский язык в Грузии, так как сами абхазы не выражают большого интереса к изучению родного языка в силу множества субъективных либо объективных причин.

Как рассказала нам замминистра образования и культуры автономной республики Абхазия Нино Лобжанидзе, в Грузии в пяти школах на добровольной основе изучаются основы абхазского языка.

«Не могу сказать, что к изучению языка проявляют большой интерес. Возможно, это объясняется его сложностью. Хотя, с учетом государственной политики, это необходимо делать», – говорит Лобжанидзе.

Стоит отметить, что пока не хватает учебников по изучению языка и, как отмечает замминистра, в этом направлении ведется работа.

«Для решения этой проблемы мы выпустили вспомогательный учебник для т.н. внеклассного чтения «Абхазский язык для начинающих» (при участии грузинских и абхазских авторов), который поможет всем желающим познать основы языка. Кроме того, государство создало электронный ресурс для желающих изучить язык, который загружен в ноутбуки всех первоклассников. Есть уже и второй уровень этого ресурса», – рассказывает Лобжанидзе.

По словам замминистра, в настоящее время ведется работа над созданием мобильной аппликации этого ресурса.

Кроме того, в Сухумском государственном университете действует программа бакалавриата абхазского языка, что полностью финансируется государством. Здесь же, в миротворческом образовательном центре, проводятся исследования вопросов, связанных с Абхазией, занимаются популяризацией абхазского языка и культуры.

Абхазский язык изучается и в Тбилисском государственном университете, где также функционирует институт исследований грузино-абхазских отношений.

По мнению части респондентов, они ценят инициативы, реализуемые государством, однако, учитывая все сложности и проблемы, видят необходимость большей поддержки.

«Государство помогает сохранить абхазский язык, но, я думаю, что этого недостаточно. Кроме книг, нужны и видео- и аудио-материалы; на радио и телевидении должны переводиться детские мультфильмы. Язык должен стать популярным, он должен быть слышимым», – говорит Ирма Осиа.

Как рассказывает глава департамента культуры, спорта и молодежной политики правительства автономной республики Абхазии Каха Дзадзамия, сегодня функционируют государственный ансамбль песни и танцев Абхазии, Сухумский государственный театр имени Константине Гамсахурдиа, Сухумский театр юного зрителя «Белая волна», ведется издательская деятельность.

Еще одной из проблем можно назвать наличие барьеров, когда человек скрывает свою этническую принадлежность. Яна Анчабадзе говорит, что иногда ей приходилось скрывать происхождение ее фамилии.

«Когда говоришь, что ты абхаз, некоторые думают, что ты враг. Я часто догадываюсь, кому могу сказать о происхождении моей фамилии, а кому нет. Естественно, это результат политики России – ее целью было противостояние и отчуждение. Хочу, чтобы абхазов не воспринимали врагами. Абхазы такие же граждане нашей страны, как и представители других уголков Грузии», – говорит Анчабадзе.

Наталия Джалагония, специально для newcaucasus.com

Опубликовано при финансовой поддержке COBERM – совместной инициативы Евросоюза (ЕС) и Программы развития ООН (ПРООН). За содержание публикации полностью несет ответственность организация «Caucasus Principium». Содержание публикации ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться, как позиция ЕС и ПРООН.

Material is published/translated/prepared with the support of COBERM, the joint initiative of the European Union (EU) and United Nations Development Programme (UNDP). The contents of this publicationare the sole responsibility of the organization “Caucasus Principium” and can under nocircumstances be regarded as reflecting the position of either the EU or UNDP.