Абхазская неопределенность

4300
Фото newcaucasus.com

Казалось бы, те кто посещает Абхазию, с удовольствием пишут о том, что в Гагре, Пицунде и Сухуми восстанавливаются здания, повсеместно идет строительство. Но это лишь одна сторона. За 30 лет, прошедших после окончания войны в Абхазии, местные власти так и не смогли восстановить разрушенное здание Верховного Совета в центре Сухуми. В котором шли последние бои за Сухуми…

В этом году правительство самопровозглашенной республики предложило продать здание инвесторам, чтобы обустроить здесь гостиницу. Лично мне, как человеку, который уже почти 20 лет живет в Тбилиси, эта идея не кажется дикой – в конце концов, здание парламента Грузии в Тбилиси тоже планировали в свое время продать и перепрофилировать в отель. Правда, этого не произошло, но тем не менее.

В Абхазии же многим такая идея кажется кощунственной. Нынешнюю власть упрекают в том, что не были найдены средства для реабилитации здания Верховного Совета. Хотя мало кто из критиков понимает, что ни действующее правительство, ни все предыдущие попросту не смогли бы по всей Абхазии собрать деньги на ремонт объекта размером с жилой квартал.

Абхазия находится в глубоком кризисе практически во всех жизнеобеспечивающих отраслях – от энергетики до сельского хозяйства. А в это время, вместо того, чтобы служить национальным интересам, абхазские политические группировки, как в исполнительной власти, так и в оппозиционных кругах, вынуждены участвовать в контрпродуктивных склоках, которые им остались в наследство еще от противостояния бывших президентов Сергея Багапша и Рауля Хаджимба. А обслуживающая государство бюрократия выдавлена в криминальное поле – при министерской зарплате в сто долларов чиновники обзаводятся престижными автомобилями и дорогими домами.

А национальные интересы продолжают страдать… Депутаты блокируют законопроекты исполнительной власти, делая это, по их же словам, из-за идеологических соображений, однако до банальности очевидно, что – из-за желания получить финансовую выгоду. Исполнительная власть, в свою очередь, часто подкупает депутатов, чтобы добиться их поддержки в том или ином вопросе, что, конечно же, приводит к принятию законопроектов, которые не всегда соответствуют общественным интересам.

Наиболее яркий пример – бурные споры вокруг передачи в собственность иностранцам апарт-отелей. Сегодня оппозиция в лице Кана Кварчия и Адгура Ардзинба выступает против принятия закона об апарт-отелях и передачи госдачи в Пицунде Федеральной службе охраны России. Тут следует отметить, что именно Кварчия и Ардзинба принадлежат к той части политического спектра, который традиционно считается наиболее консервативным, ультра-патриотическим. А премьер-министр Александр Анкваб и президент Аслан Бжания – либералами, чье положение всегда зыбко. Соответственно, и их инициатива по принятию закона об апарт-отелях воспринимается как «либеральная блажь». Но если власть сменится, то уже ничто не помешает именно Кану Кварчия или Адгуру Ардзинба выступить с законопроектами о строительстве апарт-отелей или передачи кому угодно земли в Пицунде. Объяснять в этом случае никому ничего не придется – «либералы» из команды Бжания или Анкваба не смогут возражать. Вернее, зная их политическую историю, просто не будут. Конечно, Кану Кварчия будет казаться, что он выступил в роли спасителя абхазской экономики, но на самом деле он всего лишь выступит проводником интересов той части бюрократии, которая будет ответственна за предоставление земли под застройку, выдачу сертификатов на строительство, надзору за временем пребывания нерезидентов в Абхазии и за прочими административными вопросами.

Казалось бы, старые обиды и склоки не оставляют шанса на то, что абхазское общество когда-нибудь выйдет на обсуждение действительно актуальных вопросов. Но на самом деле остается надежда на молодежные общественные организации. В Абхазии их число с каждым годом увеличивается. Они постепенно осознают, что Россия является реальным оккупантом их страны. Хотя сегодня большинство из них провозглашают приверженность российским интересам, им остается всего пара шагов до того, чтобы начать последовательное сопротивление оккупационной политике РФ. Именно эти силы подавили инициативу, навязываемую Россией – принятие закона об иноагентах. Одной из таких организаций является «Харах Пицунда» (что в переводе означает «Наша Пицунда»), которая провела акции протеста против передачи земельного участка в Пицунде в российскую собственность.

Интересно и то, что это молодое поколение выросло в условиях бурной пропаганды национализма. Но как бы ни была примитивна пропаганда, диалектически любые националисты рано или поздно приходят к необходимости отстаивать свои интересы с точки зрения международного права. И решение отстоять свободу НПО и СМИ стала достаточно большим шагом по защите западных ценностей.

Большая часть жителей Абхазии разделяет эти взгляды и стремится к изменениям. Настанет день, когда члены этих общественных организаций сменят стареющую элиту, акторы которой присутствуют на политической арене с конца 80-х годов прошлого столетия. Тогда, возможно, будет создано пространство для конструктивного диалога между Сухуми и Тбилиси. К сожалению, сегодня в Грузии нет правительства, которое могло бы адекватно откликнуться на различные инициативы этой части абхазского общества, которое озабоченно вопросами сохранения языка, культуры, этноса. Мне кажется, что, хотя бы элементарная, минимальная поддержка со стороны Грузии по репатриации абхазов из Турции мог бы сдвинуть с мертвой точки вопрос возвращения грузинских беженцев и создании правового пространства с соблюдением прав человека на территории Абхазии.

Пожалуй, на сегодняшний день единственный проект, который предложила грузинская сторона – это ютуб-канал политолога Торнике Шарашенидзе. Его программы, в которых затрагивалась история мухаджирства (во время Кавказской войны, в 1867 и 1877 годах более десятки тысяч абхазов были депортированы Российской империей из Абхазии в Турцию), были с интересом восприняты в Абхазии, однако продолжения, увы, не последовало…

Кроме того, невозможно не брать во внимание опасения абхазского общества, что Россия неизбежно потерпит поражение в Украине. Естественно, в этом случае власть в России сменится, и новое руководство РФ вынуждено будет прекратить какую-либо помощь Абхазии. В прошлое уйдут и проекты на развитие инфраструктуры, и бюджетные дотации, и льготное предоставление электроэнергии. В этом случае Грузия, которая закрывает глаза на торговлю Абхазии и Турции, дабы не оставлять Россию единственным игроком в непризнанной республике, вполне может изменить свою позицию. И торговля с Турцией также может прекратиться. А потому и Абхазии необходимо готовиться к глобальным переменам в регионе, искать адекватные решения на этот случай.

Беслан Кмузов, специально для newcaucasus.com