Слепая зона

1168
Фото: Аббас Атлай (RFE/RL)

Выдвигать способы борьбы с пропагандой и языком ненависти и предотвращения ее последствий, не определив сначала масштабы этих явлений и их эффективность, является непростой задачей для любого исследователя. Данная проблема особенно остро стоит на повестке дня в Азербайджане, где практически не работают международные организации, оказавшиеся фактически вне закона еще в 2014 году. Поэтому говорить о проведении независимых социологических исследований не приходится. Местные инициативы по большей части были закрыты из-за отсутствия местных источников финансирования и какого-либо запроса на такого рода исследования. Поэтому на сегодня первой задачей становится восстановление их работы, проведение соответствующего исследования, и уже после этого возвращение к таким вопросам как: “масштабы пропаганды и языка ненависти?” и “как можно с ними бороться/предотвращать их влияние?”.

Качественное исследование вместо количественного

Количественные исследования на слуху у СМИ. Многие из нас следят за войной в Украине, а некоторые негодуют по поводу всеобщей поддержки этой войны в России, где цифры ВЦИОМ дают 71% “поддерживающих решение провести специальную военную операцию России на Украине”. Но многие замечают, что большинство отказывается отвечать на вопросы опросников, а также что количественная социология в авторитарной стране (еще и в состоянии войны) не может работать[1]. Ситуация очень схожа с Азербайджаном. Согласно опросу Центра социальных исследований, уровень доверия президенту Азербайджана в ноябре 2021 года составлял 91,2%, а незадолго до войны (в условиях многочисленных ограничений, падения доходов населения и т.п.) согласно той же структуре, составлял 94,6%. Насколько это соответствует реальности?

То, что многие отказываются отвечать на вопросы – не означает обязательно несогласие с войной. Количественные методы в авторитарных государствах не только не отображают реального положения дел, но и фактически становятся рупором позиции власти, даже тогда, когда задавались не манипулятивные вопросы, вроде известных формулировок государственного ВЦИОМ в России, или недавнего манипулятивного опроса телеканала Imedi в Грузии, подводящего респондента к мнению, что коллективный Запад толкает Грузию к войне с Россией[2].

Дело в том, что и вполне качественно сделанные количественные исследования не будут показывать достоверных результатов в условиях, когда большинство не желает общаться с опросником или журналистом (о последнем явлении в Азербайджане хорошо известно журналистам, проводящим “вокспопы” на улицах). Есть риск, что респонденты/информанты будут озвучивать официальный нарратив, и в итоге даже качественно проведенное количественное исследование будет играть на руку официальным кругам, транслирующим в нашем случае нарратив нетерпимости.

Что характерно, в России в “Лаборатории публичной социологии”, приняв во внимание как раз упомянутые выше недостатки количественных методов[3], сами проводят исследования на основе глубинных интервью в условиях войны.

И нередко даже официальные опросы демонстрирует то, что людей часто реально интересует, а не то, что они готовы озвучивать дабы не противоречить официальной политике. Согласно тому же послевоенному опросу 2020 года, большинство людей (75%) ожидало решения безработицы, бедности и социального благополучия (и это не изменилось даже в ноябре 2021 года[4]).

По сути качественная социология, в виде глубинных интервью, помогает охватить спектр мнений и потребностей, а главное – истинный запрос людей, о котором они сами могут не догадываться в условиях постсоветского двоемыслия (простите за оценочный ярлык).

Примеры языка вражды и пропаганды

Перед тем как продолжить тему запроса, хочется перечислить для постороннего человека примеры, связанные с предметом исследования.

  1. Язык ненависти в прессе, озвученный самой прессой. Хотя и аффилированная с властями пресса действует как бы от своего имени. Слово “армянский” в прессе может значить как что-то априори плохое: “Армянский вариант”. Кто стремится сорвать мирный процесс?” – заголовок[5] недавней статьи на азербайджанском сайте. А вот тут[6] говорится что “Армяне – сообщество хищников, поедающих человеческую плоть.”
  2. Язык ненависти в официальной пропаганде на первый взгляд куда более очевиден для международного сообщества. Так, после второй войны в Карабахе не только иностранная пресса, но и Совет Европы увидели акт ненависти в сооруженном “Парке военных трофеев” с изображенными в нем умирающими армянскими солдатами. «Я считаю такие изображения крайне возмутительными и унизительными», – говорится в заявлении комиссара СЕ по правам человека Дуни Миятович. «Такая экспозиция может только укреплять давние враждебные настроения и язык ненависти, а также способствовать распространению нетерпимости», – сказала она[7]. В итоге даже правительство фактически это признало и убрало ряд экспонатов[8] (хотя для внутреннего использования и было заявлено о том, что экспонаты отправлены на ремонт[9]). Примеры в риторике есть и сейчас и были раньше, так, еще в 2008 году глава мусульман Азербайджана Алахшукюр Пашазаде заявлял, что «ложь и предательство в крови у армян»[10].
  3. Также возбуждение ненависти можно заметить не только на уровне прессы или высказываний чиновников, но и в учебниках истории[11].

Тем не менее, мы, без серьезного анализа, не можем судить, насколько эта политика эффективна. Даже в том случае, если респонденты будут прямо заявлять опросникам, что полностью поддерживают все тезисы официального политического дискурса, нет основания им верить.

Запрос на справедливость

Летом 2020 года похоронная процессия, начавшаяся у дома погибшего в Товузских событиях полковника в одном из дальних жилых массивов Баку, среди ночи превратилась в марш десятков тысяч азербайджанцев, прошедших по всему городу с требованием вернуть Карабах военным путем. Власти обвинили в организации оппозицию, оппозиция – власти. Люди требовали войны, но переворачивали полицейские машины и врывались в парламент, а когда митинг был в самом разгаре и к протестующим вышли некие представители минобороны или иной структуры, многие начали кричать “Наджмеддин, в отставку!” (Наджмеддин Садыков – на тот момент глава Генштаба армии)[12].

Люди не думают то, что “думают”. Не осознают своих запросов. Или осознают. Мы этого не знаем. Буквально через два дня президент сообщил, что практически никто из протестующих не записался добровольцем в армию[13], хотя и они требовали войны (и после этих слов число записавшихся, согласно данным Госслужбы по призыву, увеличилось со 150 до 23,5 тысяч человек[14]).

Подверженность пропаганде и трансляция языка ненависти может быть связана с другими не называемыми публично проблемами – элементарным “запросом на справедливость”, о чем любят говорить исследователи. Но в чем именно выражается эта справедливость? В общем, библейском “воздастся каждому по делам его”? Или в осязаемых проблемах – низких зарплатах, плохой медицине, произволе чиновников?

У гражданского общества в Азербайджане нет возможности прямыми методами влиять на язык распространении языка ненависти. Мало кто решится подать в суд на чиновника или СМИ за трансляцию языка вражды.

И потому чтобы выработаться иные стратегии, необходимо сначала понять с чем мы имеем дело. Первое – определить масштаб языка ненависти. Второе – какие “струны” задевает этот язык, убедителен ли он, есть ли от него усталость, и если да, то в каких ситуациях он эффективен, а в каких – нет.

И это понимание могут дать только глубинные интервью с людьми из разных страт, где они будут (возможно, сами не понимая того) искренними.

Валех Ахмедов, специально для newcaucasus.com

[1] https://www.opendemocracy.net/ru/oprosy-obschestvennogo-mneniya-kak-politicheskoe-oruzhie-alyukov/

[2] https://www.pravda.com.ua/rus/news/2022/06/14/7352529/

[3] http://publicsociology.tilda.ws/

[4] https://stm.az/storage/common/1655732184.INAM%206.pdf

[5] https://1news.az/news/20220427071201586-Armyanskii-variant-Kto-stremitsya-sorvat-mirnyi-protsess

[6] https://vzglyad.az/news/63680/%D0%95%D0%B4%D1%8B-%D0%BD%D0%B5-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%BE-%D0%B8-%D0%BC%D1%8B-%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%BF%D0%BE-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8-%E2%80%93-%D0%A4%D0%9E%D0%A2%D0%9E-18+.html

[7] https://www.coe.int/ru/web/commissioner/-/azerbaijan-efforts-to-deal-with-the-past-should-become-the-priority-to-ensure-reconciliation-andlasting-peace

[8] https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/180/180-20211207-ORD-01-00-EN.pdf

[9] https://oc-media.org/ru/iz-parka-voennykh-trofeev-v-baku-ubrali-manekeny-i-kaski/

[10] http://www.today.az/news/society/46565.html

[11] https://jam-news.net/ru/%D0%BD%D1%83%D0%B6%D0%BD%D0%B0-%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%BC-%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C/

[12] https://www.bbc.com/azeri/azerbaijan-53400617

[13] https://www.bbc.com/azeri/azerbaijan-53436008

[14] https://ona.az/az/herbi/orduda-konullu-xidmet-ucun-23500-den-cox-vetendas-muraciet-edib-dovlet-xidmeti-22644