Украина-Россия-Грузия: есть ли выход из кризиса

1471

В Грузии завершился проект «Украина – выход из кризиса путем диалога». В ходе программы 10 экспертов из Украины побывали в Грузии, чтобы ознакомиться с грузинским опытом  реформ в разных сферах.

Один из организаторов программы директор центра культурных взаимосвязей «Кавказский дом» Гиоргий Канашвили  рассказал, что проект состоит из трех основных компонентов.
«Так как интерес к Грузии и ее реформам в Украине сейчас высок, то изначально в Грузию приезжает группа из десяти человек, которая на протяжении 4 дней знакомится с опытом проведенных реформ. С их плюсами и минусами, с успешными и менее удачными реформами. Проводятся встречи как с представителем правительства, с оппозицией, экспертами», – рассказал Канашвили.

По словам Канашвили, позже на два дня приезжают эксперты из России, ЕС, к которым присоединяются грузинские участники, и встречи проходят в диалоговом режиме.

«На протяжении двух дней мы обсуждаем злободневные вопросы. Конечно же, ключевым является конфликт в Украине. Мы, грузины, делимся своим опытом относительно временно перемещенных лиц, грузино-российкого  диалога, окуппированных территорий, Абхазии, Южной Осетии и Крыма. Экономическое влияние конфликта на Украину, Россию и Грузию. Обсуждаем  миротворческие пути разрешения проблем», – говорит Канашвили.

В рамках программы на встрече, организованной в центре культурных взаимосвязей «Кавказский дом» прошла дискуссия «Текущая ситуация в Украине и пути деэскалации конфликта».

Политолог, доцент Харьковского национального университета  Юлия Биденко рассказала о своем видении ситуации, создавшейся в Украине. По ее мнению, слабость государственных институтов была очевидна как во время Майдана, так и после него.

«После Майдана на местах было непонятно, кто будет представителем Киева, кто будет руководить милицией и т.д. По сути, эти государственные органы на какой-то момент оказались в непонимании кому они должны подчиняться, и какая ответственность их ждет если они не будут подчиняться. Стоит особо отметить сильную информационную политику России, которая проводилась в течении долгих лет и отсутствие культурно-информационной политики Украины внутри страны. Русскоязычные граждане Украины тех регионов страны, в которых сейчас идет конфликт, как других – Одессы, Харькова, воспринимали мир через призму российского телевидения, и поэтому у большого количества населения сформировалось негативное отношение к собственному правительству», – говорит Биденко.

Также серьезной социальной базой для протестов стал тот слой населения, который идентифицировал себя напрямую с Советским Союзом. На протяжении 23 лет независимости процент людей, которые однозначно причисляли себя к гражданам Советского Союза не стал минимальным, считает политолог.

«В Харькове эта цифра доходила до 20%, а в Донецке и Луганске процент этих людей был еще больше. Пожилые люди, у которых были маленькие пенсии в Украине, не были разбалованы социальной политикой, которую могла предложить соседняя Россия, активно участвовали в первоначальных гражданских протестах. Другим компонентом этих протестов стали те люди, которые оказались не вписанными в систему карьерных, социальных лифтов современной Украины. Прежде всего это молодые безработные, элементы, которые не связывали свою карьеру с государственной службой, с милицией. Фактически – те люди, которые не нашли себя в современной Украине и, по сути, их времяпровождение заключалось в общении с полубандитскими группами, и они стали теми, кто первым взял в руки оружие в Донецке и Луганске», – рассказывает Биденко.

По ее словам, важным элементом дестабилизации на востоке Украины стала часть милиции, часть силовых ведомств, которые боялись преследований после Майдана, боялись закрытия коррупционных схем. К этому добавился местный криминалитет, который был вписан в структуры власти. Эти схемы сработали в Донецке и Луганске, но не в Харькове и Одессе.

«Многие представители криминала стали народными депутатами, политиками локального уровня, но при этом они не ушли из криминального бизнеса и имели ресурсы, людей, оружие для того чтобы раскачать ситуацию. Однако говорить о том, что это сугубо внутреннее явление, сравнивать то, что происходило на Украине в начале и сейчас я бы однозначно не стала. Без внешней поддержки ситуация не приняла бы такой драматический характер. Захваты областных государственных администраций и административных зданий, попытки захвата служб безопасности и отделений милиции, где было оружие, предпринимались по всем этим городам в одни и те же дни. То есть, осуществлялся срежиссированый план, который должен был привести к одномоментному захвату всех этих территорий», – подчеркивает политолог.

Подводя итог, Юлия Биденко сказала, что конфликт в Украине, безусловно, связан со слабой государственной политикой самой Украины на тот момент, и непосредственно с внешней подпиткой, которая носила информационно-идеологический характер, а также носила характер организационной, ресурсной, человеческой поддержки.

«Многие действительно думали, что будет как в Крыму, когда без выстрелов, без потерь среди мирного населения эта часть перейдет под юрисдикцию России, где будут высокие пенсии и зарплаты, гарантии для силовиков. Поэтому слабость украинской власти в тот момент, когда сбежал Янукович, заключалась в коротком моменте потери координации. У нас не было единого лидера оппозиции, не было понятно кто встанет во главе этого процесса, фактически это был процесс горизонтальный самоорганизации, не инспирированной украинскими элитами, и в этом есть вина украинского государства. Но начало конфликта не было бы возможным без внешнего участия», – подытожила Биденко.

Представитель «Международного центра политических исследований» (Киев) Елена Захарова считает, что конфликт в Украине имеет многоуровневую структуру: глобальный, региональный, локальный, и ситуация сложилась таким образом, что все три уровня сошлись в одной точке и в одно и тоже время и влияют друг на друга, а поэтому конфликт надо решать на каждом уровне отдельно.

«На глобальном уровне это конфликт между ведущими игроками на международной арене, Россия и Запад (ЕС, США, НАТО). Предпосылки конфликта были обусловлены в процессе развития европейской и северо-атлантической системы безопасности. В связи с тем, что были допущены определенные ошибки и двойные стандарты в поведении двух игроков на глобальной арене, это вело к возрастанию напряжения на международном уровне. Таким образом, сложилась ситуация, когда постбиполярная система международных отношений поддалась эрозии, когда возникла проблема Крыма и Украины, только тогда ведущие игроки начали осознавать и прежде всего, Западные игроки, что, оказывается, Россия недовольна сложившейся ситуацией, не встроена надлежащим образом в эту систему мировой и европейской безопасности», – говорит эксперт.

По мнению Захаровой, в данном конфликте Украина оказалась не субъектом, а объектом, который разыгрывается между мировыми игроками и здесь задачей Украины является разработка внешней политики, которая учитывала бы изменения на международной арене.

«Украина должна предлагать определенную архитектуру обновленных мировых органов, таких как ООН и других международных организаций, поскольку именно она выступила катализатором развала этой постбиполярной системы», – считает Захарова.

Вторым уровнем этого конфликта, по словам эксперта, является региональный: между Украиной и Россией, когда Россия начала терять свою сферу влияния, которую традиционно считала своей.

«Это было связано с активизацией евроинтеграционных процессов на постсоветском пространстве, плюс желание некоторых стран вступить в НАТО, и желанием восстановления исторической справедливости. Это тот фактор, который зачастую недооценивался западными экспертами. Россия рассматривает Украину как объект своего влияния и отказывается принимать субъектность Украины. Поэтому на этом уровне необходимо налаживание украино-российских отношений», – утверждает эксперт.

Третьим эксперт называет локальный уровень. По мнению Захаровой, необходимо признать, что если бы на локальном уровне в самой Украине не существовало проблем, Россия никогда не смогла воспользоваться слабостью Украины.

«Проблема существовала на государственном уровне, Украина была гетерогенной страной и мы это знали. Но на протяжении 23 лет украинское государство ничего не сделало для объединения. Наоборот, украинская политическая элита пользовалась этим для получения собственных дивидендов, прежде всего, электоральных и раскачивала маятник. На этом уровне действенным стало бы создание национальной политики национального единства. Также Украине необходимо укреплять собственную субъектность на международной арене. Основное условие построения сильного государства – проведение ряда реформ. Поэтому нам интересен в этом вопросе и опыт Грузии», – подытожила Захарова.

Член Академии наук России Сергей Уткин вспомнил знаменитую работу Сэмюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций» (1994 года) и сравнил ее с сегодняшней ситуацией в Украине. Он отметил, что с 1994 по 1999 год миссия ОБСЕ работала в Украине, у организации был офис в Симферополе, так как в какой-то период в 90-е годы предполагалось, что ситуация в том же Крыму может стать проблемной.

«А потом как-то все подзабыли, в том числе и я не подумал бы, что вокруг этого может возникнуть конфликт. Но, видимо, те слабости, которые существовали, в конечном счете были использованы в ходе этого конфликта. Вопрос «кто виноват» лучше оставить историкам. Если говорить об урегулировании конфликта, то каждый день льется кровь, а это значит, что урегулирование нужно обеспечить не где-то там далеко в исторической перспективе, когда всем станет очевидно, что Путин не прав, а в обозримом будущем и, соответственно, с участием действующего российского руководства», – подчеркивает Уткин.

По вловам Уткина, главная задача заключается в поиске той модели урегулирования, которая была бы приемлемой и для действующего российского руководства, так и для Украины, которая также вносит свой вклад в разработку решения, которое в итоге становится  консенсусным и было бы приемлемо для Запада.

«Сейчас есть три формата – Минский, Женевский и Нормандский. Соответственно,  вопрос не столько в том, чтобы была площадка для переговоров, а в том, о чем можно договориться. Я приведу свою точку зрения о том, каким должен быть компромисс, приемлемый для всех. Во-первых, необходимо понять, что полная капитуляция сепаратистских образований противоречит представлениям Кремля и чисто с практической стороны сложно осуществима. После всех событий, у многих жителей этих регионов, которые так или иначе были втянуты в сепаратистские движения, у них есть основание бояться за свою жизнь, если просто будет восстановлен контроль украинского государства над этими территориями. Соответственно, нужно найти решение, которое позволит, в том числе, и этим людям почувствовать себя в безопасности. В принципе, это то, что было заложено в контексте Минских договоренностей. Это: амнистия, отвод тяжелых вооружений, прекращение горячего конфликта, стабилизация линии соприкосновения сторон при международном наблюдении. Проблема в том, что до сих пор договоренности остаются на бумаге. Но, в принципе, с обоих сторон конфликта могут быть сделаны шаги, которые покажут, что настрой на урегулирование серьезен», – говорит эксперт.

Также Сергей Уткин призвал не забывать о важности экономической стороны, так как в XXI веке успешность стран определяется не тем какие территории она контролирует, а экономической успешностью.

«В плане обеспечения высокого качества жизни людей у Украины было немало проблем даже без конфликта. Сейчас достаточно сложно будет приходить в Украину инвесторам. Также в подвешенном состоянии находится зона свободной торговли с Европейским союзом, сейчас действуют односторонние преференции для Украины со стороны Европейского союза, но это на временной основе и, когда какие-то экономические соглашения действуют на временной основе любой инвестор неуверенно себя чувствует, так как не видно долгосрочной перспективы. Конечно, несмотря на остроту конфликта, важность экономических связей между Россией и Украиной нельзя отрицать. Эти связи иногда оказываются под ударом политики, самой же Москвы, но, тем не менее, мы должны понимать, что в перспективе это один из потенциальных моторов, который Украина сможет использовать для своего экономического развития», – сказал Уткин.

Отметим, что общественная дискуссия проводится в рамках проекта «Украина- выход из кризиса путем диалога», который осуществляется при поддержке правительства Великобритании.

Эдита Бадасян

ПОДЕЛИТЬСЯ